Рейтинг темы:
  • Голосов: 1 - Средняя оценка: 1. Если голосов меньше 5 оценка не показывается.
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Немного текста.
#1
Поставил в профиль отметку "писательство", а текстов то моих и не видел почти никто. Непорядок. Решил немного выкладывать под настроение, когда от привычных тем будет тошнить. Критика приветствуется, флуд и хейт не одобряется. Выкладываю "как есть" - без исправлений и правок.
"ОДНА ИЗ МНОГИХ"
Предисловие.
Свёрнутый текст:
Добро пожаловать!!!
Именно так приветствует Город своих гостей. Город любит гостей и новых жителей. Они - его топливо, его пища, его... Но про город позже.
Сначала я расскажу про то место где живу я.
У всякого большого города есть пригород. Где-то пригороды - это красивые дома преуспевающих людей. Там упитанные подростки стригут газоны, их папаши старательно отмывают свои большие машины, их белозубые мамаши скалятся в лживых улыбках. Там делают барбекю и приглашают коллег выпить.  Там бродит по улицам соседский патруль, а иногда катается частная охрана. Там кажущееся благополучие лезет в глаза. От туда совсем недалеко до берега океана. По выходным эти благополучные семейства греют бока на чистых песках частных пляжей. Кто-то может сказать, что это Рай на земле. Не знаю.
Пригород, где живу я совсем другой. На склоне холма толкаясь боками, теснятся десятки тысяч домов. Тут нет канализации, нет телефонов. нет водоснабжения, нет централизованного электроснабжения. Воздух здесь пахнет дерьмом, потом тысяч немытых тел, херовой пищи. Воздух здесь пахнет отчаянием, страхом, злобой и смертью.
Здесь никому не придёт в голову послать толстого подростка косить газон - нет ни толстых подростков, ни газонов. Машин тоже как правило нет - но есть масса скутеров - это не только средство передвижения, это средство заработка. Здесь мало улыбаются незнакомцам - если токо в спину, перед тем, как воткнуть в печень нож, чтобы затем провернув, быстро обыскать умирающего. Тут нет соседского патруля, тут есть мы, очень много нас. И нам почти нечего терять. Поневоле мы вынуждены объединяться и давать отпор всем, кто считает, что у нас можно что-то отнять.
У человека всегда есть что отнять, даже если он живёт здесь - в наш высокотехнологичный век здорового человека можно удачно продать на органы, можно похитить его детей для продажи в бордель, можно продать его корпорации...
Ага. У нас есть рабство. Как это вышло - до сих пор мало кто понимает - сначала мировые лидеры много говорили о крахе либерализма, затем начали говорить о крахе демократии, попутно раздавая корпорациям всё больше прав. Потом говорили о том, что надо потерпеть и вот, вот... Потом говорить перестали. Почему-то все мировые лидеры в течении одного года раздали мега корпорациям право на частные армии и самоустранились от надзора за ними. Последним актом этой песни капитализма стал закон ООН об "Исключительной мере взыскания с закредитованного лица", который по-сути разрешал забирать человека в рабство за долги. Его ратифицировали все правительства. Сразу. В один день. Без всяких референдумов. Когда начались бунты  - правительства забыв все разногласия помогали друг другу бороться с населением.
Я немного отвлеклась. Так вот наш дом. Фавелы. Так это называют в Южной Америке, для меня это дом.
Если у человека есть дом, должна быть и семья. У кого-то в белом пригороде тоже наверняка есть семья - толстый сын под двадцать лет, что вечно сидит за своей приставкой и дует траву. Есть шлюховатая дочь, что норовит пробиться своей дыркой в тупое телешоу. Есть жена, что трахается с тренером по теннису. Есть отец семейства, который нахер никому не нужен, с его любовью к классике и кризисом среднего возраста.
У меня тоже есть семья. Моя семья совсем другая. У меня есть мама - красивая женщина, которая очень редко улыбается. Она почти всегда на работе - работает поваром в маленькой местной забегаловке. Сейчас вы наверное представили что-то вроде старого английского паба, так вот нет. В том баре, где работает мама грубая деревянная стойка, что способна остановить ружейную пулю, и несколько намертво прикрученных к полу высоких столов. Там почти не бывает чужих.
У меня есть старшая сестра. Высокая и очень красивая, её зовут Света. Ей девятнадцать. Она танцует в баре ближе к городу, не в наших трущёбах. Она - наш источник денег, наша опора.
Ещё у меня есть старший брат Ник четырнадцати лет. Ловкий, быстрый и сильный. Мама постоянно ругает его за то, что он вечно играется со своими ножами-бабочками. Мама говорит, что однажды эти ножи у него отнимут и запихнут ему в жопу. Ник улыбается и успокаивает маму, говоря, что он самый быстрый бегун по нашим трущёбам. Это правда. Но есть и другая правда - у Ника всегда при себе пистолет, он никому его никогда не показывает, я увидела его случайно, когда он собирался провожать Светку на работу.
У меня есть младшая сестра Анька, но ей только четыре года и она сейчас наш главный потребитель, мы все стремимся найти для неё самое лучшее. Тут у нас вот так - что ты положишь в детство, то тебе положут в старость.
Наконец я. Наталья Ветрова. Девочка семи лет, красивая, как мама и сестра. Не такая быстрая как брат, но это временно - я постоянно тренируюсь, когда не на работе и не учусь. Про работу и учёбу я вам потом расскажу. А пока я расскажу про остальную семью.
У меня нет отца - его убили живодёры во время рейда на трущёбы. Живодёры пришли с частной армией. Женщины и дети отошли в горы, но четверть мужчин прикрывавших отход, были убиты. Так отец своей смертью купил нам жизнь. Это было два года назад.
А ещё в мою семью входят три десятка домов вокруг - здесь нельзя по другому. Семья согреет, накормит и не даст тебя в обиду, но и ты должен беречь свою семью. Наша большая семья крепко дружит с соседними семьями, поддерживает дальние семьи и старается не воевать с семьями из других кварталов. Но так бывает не всегда.
Однако сейчас в нашем квартале мир, мы не воюем с другими кварталами и успешно отражаем налёты живодёров и городских банд. Это такие же живодёры, только работают на себя, а не на корпорацию. Приходят отрядами человек по двести, налетают, ловят, убивают и отходят. Старики, те что прибыли с нашей далёкой исторической родины, зовут городские банды "половцами". Не знаю кто это.
Сейчас я должна идти на работу, по этому оставлю вас не надолго. Не скучайте.
Глава первая.
Свёрнутый текст:
Моя работа.

Привет. Не отвлекайте меня - я на работе
 Маленькое открытое пространство, окружённое домами, этакий колодец из домов к широким выходом на большую улицу по которой ходят туристы, решившие поглазеть на наш дикий быт. Из этой "площади" множество проходов ведёт в глубину трущёб. Туристы снимают наш дом на свои модные телефоны, охают и ахают. Немного неприятно, когда на тебя смотрят как на дикое животное, но такова тут жизнь. Ну и в общем-то мы действительно немного животные - мы охотимся стаей.
Эта площадка - место охоты нескольких семей, в том числе и нашей. Иногда мы сдаём площадку в аренду, но в основном мы работает тут сами. Сегодня очередь моей семьи.
Моя должность самая ответственная и важная! На мне успех всего мероприятия, поэтому я очень стараюсь...
...Турист прибыл из далёкой Японии ничерта не понимал на местном наречии. Полицейские долго ему о чём-то говорили, но он ничего не понял. Не страшно. Турист был в Гонконге и Африке, он был даже в страшной России! Чего ему эта страна! У туриста была огромная коллекция фотографий из самых опасных мест на планете. Он был одним из самых известных путешественников в своей стране.
Эти кадры были просто шедевральны - домики из говна и палок устилали холм, переходящий в лесистую гору. Они покрывали каждый метр холма, дома наползали друг на друга, казалось этим домам тесно, как селёдкам в бочке. Турист знал, что по официальным данным здесь проживало полтора миллиона человек. По не официальным - все два. Но на самом деле никто и никогда не считал местных жителей. Турист очень хотел запечатлеть местных в кадре, а ещё лучше - взять интервью или сделать репортаж. Его смартфон вполне мог соперничать с набором профессиональных репортёров, что возят своё оборудование в фургоне. Турист уже наснимал гигобайт фотографий высочайшего разрешения, но ему хотелось эксклюзива - он жаждал уникальных кадров.
Внезапно турист услышал детский плач... Турист потряс головой и осмотрелся, но детский плач ему явно не прислышался. Плакала маленькая девочка. Плакала так, как мог бы плакать умирающий ребёнок, точно знающий, что смерть рядом и никто не отгонит её. Таких звуков не сможет выдерживать ни один взрослый человек - бунтует его природа, его здоровый инстинкт родителя. Подсосознание орёт не своим голосом, а сознание вторит ему - пойди и помоги!!! Ребёнок в опасности!!!
Турист осторожно прошёл по переулку к небольшому открытому пространству. Дома смотрели на него пустыми провалами тёмных окон. Ветер гудел, путаясь в самодельных линиях электричества. В углу этой ободранной "площади" лежала маленькая девочка в оборванной и окровавленной одежде, и плакала...
Первым порывом туриста было желание поднять телефон и снять сногсшибательный материал, но подавив это недостойное чувство, он приблизился к девочке и осторожно протянул руку.
Ты ранена? Я могу тебе помочь? Я вызову полицию!
Слова туриста на незнакомом языке не успокоили девочку, но ему показалось, что плач немного изменился.
Турист потянулся за телефоном и вдруг понял, что на площади стало тесно - вокруг него и маленькой окровавленной девочки было не меньше десятка крепких мужчин. Турист заметил , что в руках мужчин лежали острые на вид ножи и крупнокалиберные на вид пистолеты. Крепкий кулак самого здорового мужчины непреклонно взял туриста за отворот дорогого пиджака...
Ты чо, сука, ребёнка нашего обидел?!
Турист не успел сказать ни слова - по затылку его ударили палкой, обмотанной скрученным полотенцем. Сознание моментально померкло.
Очнувшись турист обнаружил себя в одних трусах. Вокруг никого не было. Чертыхаясь и держа себя за ноющий затылок, турист побрёл в отель. Нагота беспокоила его в последнюю очередь - он понимал, что не остался лежать хладным трупом исключительно благодаря доброте этих людей...
... Я весело бежала домой - мы удачно поохотились, добыча была богатая! Теперь семья поменяет добычу на оружие, патроны, воду, еду и лекарства. Это поможет нам выжить минимум ещё неделю! А потом будет другая охота, в другом месте. А тут будут охотиться другие семьи и никто никогда ничего не узнает. Я бежала домой радостная от понимания своей ценности для семьи - кроме меня так плакать никто не умел... Вернее некоторые умели, но для этого их надо было сильно бить, а это не одобрялось семьями.
И вот я быстро бегу домой, я должна пробежать пять километров от места охоты и я должна сделать это быстро. Кривые улочки и переходы привычно ложатся под мои немного дырявые кроссовки. Я уже спрятала рабочую одежду, которую вскоре оденет другая девочка и бегу. Моя одежда немного ветхая и залатанная, но не то убожество для работы. Как говорит старший: "В охоте мелочей нет!" И я ему верю. Я стараюсь бежать как можно быстрее, чтобы однажды обогнать Ника и показать ему язык от порога нашего дома, но понимаю, что это случится ещё не скоро.
Я бегу и привычно отмечаю взглядом часовых, что сидят в глубине тёмных комнат и контролируют территорию - здесь нельзя бегать чужим, но это союзники моей семьи. У нас уже три войны на одной стороне и поэтому ко мне вопросов нет. Я вижу часовых только потому что знаю где они должны располагаться. Также я знаю, что двери на пост очень прочные, у них много патронов, поскольку они - наша первая линия обороны, и заходить к ним нельзя. Ну, можно, если твоя очередь приносить им еду. Во всех остальных они могут пальнуть из своих калашей, которые старательно чистят и смазывают каждый день.
Я бегу и мне уступают дорогу - жители знают, что если человек спешит, а ты не спешишь, то стоит уступить дорогу. Ну и взрослые знают куда я бегу - сегодня у меня школа.
Охота была утренней - туристы думают, что в полседьмого утра они в полной безопасности и им ничего не угрожает. Нам эти мысли туристов очень к месту. Но я хотела рассказать вам про мою школу.
Школа у нас религиозная, при христианской миссии. Священники учат нас читать, писать, любить Иисуса и верить в то, что вся власть от Бога. Семьи терпят священников только из-за образования, что мы получаем бесплатно. Однажды проповедник попробовал выйти на площадь с лекцией про любовь, но ему быстро разъяснили, что тут любят близких и в его напоминаниях не нуждаются, а дальних любить будут только по факту поведения этих самых дальних. Пока их любить не за что. Священник заткнулся и свалил. Но нам это заливают в головы с досадной регулярностью. Мы же однако не унываем и старательно спим на уроках закона божьего. Говорят раньше в подобных школах секли розгами за подобное поведение, но мне было бы очень интересно посмотреть на храбреца, ударившего девочку, в чьей семье насчитывается четыре десятка взрослых мужиков с автоматами.
Уф! Я наконец добежала до дома.  Светка отсыпалась после ночной смены, Ник где-то охотится. Тихонько схватив свой рюкзак с тетрадками и учебниками и побежала в школу. Три километра, ерунда.
Так вот, школа. Читаем, пишем, рисуем. Обед на халяву. Спортивные занятия Церковь не одобряет, но мы тут жиром не заплываем.
Школа при миссии - нейтральная территория, охраняемая союзом многих семей. Чтобы не происходило в трущобах - пока в школе дети, она охраняется. В школе категорически запрещены выяснения отношений, даже повышать голос нельзя. И конечно же это не попы нам запретили - это наши старшие сказали нам, что драк и скандалов на территории школы быть не должно. Оскорбляя члена семьи ты оскорбляешь семью. Оскорбление надо смывать кровью, потому что если ты сегодня позволил себя оскорбить, завтра ты позволишь поставить себя в стойло. Ну и выяснение отношений в школе, вокруг которой десятки мужиков с оружием, может кончится очень плохо, это понимали даже самые тупые из нас.
Ну вот и школа показалась. Я кажется успела к началу занятий. Привычным движением сдала нож охраннику из союзной семьи и прошла на занятия. У меня есть несколько минут, чтобы повторить домашку. Пока-пока.
Глава вторая.
Свёрнутый текст:
Забежав в школу я поздоровалась со всеми друзьями и кивнула знакомым. В классе было тихо - никто не бегал, не кричал, не хулиганил. Все сидели и читали учебники, повторяя домашку. Пройдя за свою парту, я занялась тем же.
Вам странно такое поведение? На самом деле тут нет ничего странного: школа и спорт - это два возможных законных пути из наших трущёб.
Образованный может поступить в университет, это называется "политика равных возможностей". Светка как-то мне рассказывала про это - поступить может каждый, но вот учиться смогут лишь те, у кого много знаний. А я могу только читать и писать. Ну, ещё не могу, но скоро научусь. А мажоры из Города знают гораздо больше. Вот и вылетают дети трущёб из института на первый же год. Это называется "социал-дарвинизм" - явление, которое я не осознаю ещё лет десять, но оно будет окружать меня всю жизнь... Но даже если не поступать в институт, то можно устроиться рабочим и зарабатывать. Светка, сестрёнка моя, когда делает со мной уроки,вечно твердит мне, что я должна быть самой умной, чтобы не крутиться на разных шестах... Я долго не понимала о чём это она. Про спортивный путь я расскажу вам позже.
В общем успеваемость в этой школе стопроцентная, поскольку никто из нас не хочет прожить тут всю жизнь, зарабатывая тем, чем мы зарабатываем.
Пришла монашка при миссии и учит нас считать. Пока я бойко отвечаю домашку, расскажу вам чем семьи зарабатывают.
Итак, наши заработки. На охоте вы со мной уже были, теперь я расскажу про другие способы добычи кредитов и вещей... Бумажные деньги ещё существуют, хотя уровень технологий позволяет их отменить - большинство людей рассчитываются просто приложив ладонь к считывателю. Подделать это невозможно, даже если вы приставите острый нож к глотке человека и попробуете провести операцию, то всплеск адреналина в его крови не просто заблокирует движение кредитов, а ещё и направит полицию и частников к терминалу. Не говоря уже о том, что камеры понатыкано у терминалов множество.
Но бумажные деньги ещё есть - за их сохранение была целая война во всех странах. В ней принимали участие миллионы. И когда правители поняли, что пахнет жареным, то отступили.
Я опять отвлеклась. Извините. Заработки.
Первый, он же главный наш заработок - это транспортировка и хранение белого порошка. Мужчины несут его через горы тайными тропами, семьи хранят его в схронах, затем передают заказчику. Здесь, в трущёбах,наркоманов мало - семьи сразу выгоняют торчка, как бы его не любили и каких бы заслуг за ним не было. Лучше перегоревать один раз, чем смотреть на его муки и мучиться самим. Наркоман для нас - крайне опасный мертвец. Семьи с патриархальными традициями торчков не выгоняют - там нарки просто исчезают. Про порошок знают все... Вру, Анька ещё не знает,но как только она начнёт соображать - мама очень подробно объяснит ей про наркотики и их опасность. Мы, семьи, не занимаемся уличной торговлей - это делают городские банды, которые получают порошок от оптовика. Мы же обеспечиваем дорогу. Осуждаете нас? Без проблем - нам похер до вашего осуждения, мы тут выживаем, а не живём. Мы полностью предоставлены сами себе, нам никто не предлагает коренное изменение ситуации - всем просто насрать на нас. И нам насрать на то, что вы пихаете себе в нос в туалете. Это ваш выбор. Иногда гуманитарные организации привозят нам одежду, но это капля в море... А ещё я однажды видела как люди из крупной торговой сети уничтожали непроданную за день еду. Теперь, я думаю, вы понимаете моё отношение к тем, кто не является моей семьёй.
Второй наш заработок - оружие. Сейчас оружия много,очень много и оно дешёвое, но это современное оружие, которое регистрируется на одного человека и отслеживается круглосуточно. И выстрелить из него может только владелец. Вот так. Но оружие есть и старое - если есть на свете Бог, то пусть благословит нашу историческую Родину, что готовилась воевать со всем миром разом и всерьёз собиралась победить. Автомат Калашникова Модернизированный - это чудо, способное стрелять в воде, песке и грязи. Его пули надёжно убивают любого франта, вырядившегося в броник до четвёртого класса. Ну а для более прочных жилеток мы купим крепкие пульки. Автомат легко чистить и легко использовать. Мы таскаем их тоннами в город и из города. Городские банды однажды оставшись без поставок, предложили вечный мир и сотрудничество, но это только крупные банды, их всего десяток, а мелких-то сотни... Но я опять отвлеклась. В общем оружие - наш второй источник дохода.
Думаю что вы уже представили наш третий источник доходов, но нет - мы не занимаемся работорговлей. За это у нас полагается моментальная смерть торговцу, его семье и их союзникам, если знали и не пресекли. Работорговля в прошлом развязала полномасштабную войну всех против всех в трущобах и только общее собрание старших положило этому конец. Теперь за одно подобное предложение вас убьют на месте, а раб, добежавший до трущоб, получит укрытие и дорогу в другую страну. Корпорации, использующие рабов, ненавидят нас больше всего на свете. И это взаимно.
Ещё наши подростки таскают сумочки, гоняя на скутерах. Мелкое воровство там и прочее. Но только на территориях, прилегающих к нашим трущобам - если нас ловят банды во время охоты на их территории, то просто продают на органы или в рабство - как "повезёт".
Пока я вам рассказывала про наши заработки, успела ответить по всем предметам, пообедать и насобирать охапку "пятёрок"! Мама увидит их и улыбнётся! Теперь я должна бежать домой делать уроки - Светка дома и поможет мне.
Выйдя из школы и забрав нож, я бегу в компании друзей домой. Мы бежим быстро, поскольку надо сделать домашку, похвастаться отметками, помочь по дому и бежать в секцию. Да! Я же обещала вам рассказать про наш спорт!
Так вот, спорт. Рядом с трущобами расположено несколько спортзалов. Технически они расположены в трущобах, фасадами выходя на улицу, что отделяет нас от "белого" мира. Тот зал, в который хожу я - самый лучший! Главный в нём - Антон Родригович Ногейра. Бывший чемпион! Он выходец из трущоб, добившийся всего сам. Нас он тренирует бесплатно, но я знаю, что семьи всё равно несут ему денег. Занятия спортом для нас - это не обязанность, это привилегия. Она даётся только тем, кто учится на одни "пятёрки" и не огорчает семью. Это я! Поэтому я должна сделать домашку, убраться дома и бежать в зал!
Глава третья.
Свёрнутый текст:
После школы.
Войдя в дом, я очутилась в объятиях Светки.
- Попалась мелкая!
- Пусти дылда!
Я затрепыхалась, пытаясь вырваться, но Светка держала меня крепко - она не только очень красивая, но ещё сильная и выносливая. Она обнимает меня и кружит на руках.
- Нет, мелкая! Ты попалась!
На руках сестры я путешествую в мамину комнату, где маленькая Анька старательно отрывает куклам головы.
- Блин, я не напасусь на вас!
Светка ворчит, глядя на сопящую Аньку, но улыбается. Анька строго посмотрела на нас и громко заявила:
- Уроки!
Так младшая напоминает мне о том, что я должна делать уроки. Анька вообще страшно самостоятельная и самодостаточная - много общества ей не нужно - главное,чтобы под рукой было что сломать. Светка занималась с ней, а теперь принимается за меня. МЫ целуем младшую и отваливаем.
И вот сестра несёт меня в нашу с ней комнату - делать уроки. Светка очень, очень красивая - высокая, стройная и загорелая до тёмно-бронзового цвета. У неё длинные светлые волосы до самой попы и ярко-голубые глаза, как у меня, мамы, Аньки и Ника. Только у Ника они кажется ещё и светятся. А ещё Светка сильная - она тоже ходит в зал каждый день вместе со мной и занимается. Светка постоянно таскает вкусняшки мне и Аньке. Короткие джинсовые шорты с широким ремнём и большой пряшкой открывают её стройные и сильные ноги, а короткий топик обтягивает высокую грудь. А ещё в ремне у неё спрятан нож.
И вот эта дылда усадила меня за стол, усевшись рядом на кровать, поглядывая в другую комнату, где резвится Анька. Комната у нас маленькая и кровать одна на двоих, но это не страшно - Светка работает по ночам, а спит когда я на работе и в школе.
- Так, мелкая. Показывай дневник!
Я с гордостью демонстрирую школьные успехи и её красивое лицо расплывается в улыбке.
- Молодец сопля!
- Я не сопля! Светка!
- Чего?
- А у меня будут такие красивые и большие сиськи как у тебя?
- Будут, но только если будешь хорошо себя вести.
- Ура!
- Давай делай уроки. Потом будешь читать.
- Ну Светка-а-а...
Я ною, потому что Светка заставляет меня читать большие книги на разных языках. В нашей стране официальный язык английский, но мы ещё говорим по-русски, по-испански и по- португальски - здесь много выходцев из Латинской и Центральной Америк.
 Светка непреклонна и каждый раз заставляет меня читать вслух незнакомый текст. В качестве награды она поможет мне убраться дома, но я могу это сделать и сама: дом у нас всего в две комнаты - наша со Светкой и мамина с Анькой. Ник спит на кухне, на раскладушке.
Высунув язык от усердия, я делаю домашку. Если что-то мне непонятно - я спрашиваю у Светки. Болтать на другие темы, пока не сделаны уроки, сестра мне не разрешает.
Наконец с домашкой покончено и я передаю тетрадки сестре на проверку.
- Мелкая... Это очень странно...
Я всполошилась - тон сестры не предвещал ничего хорошего.
- Чего не так?!
- Вот я и говорю - странно! Нет ошибок!
- Светка!!!
Опять эта дылда меня подловила! Я кинулась на неё, но была быстро скручена и придавлена к кровати.
- Это бунт, сопля! Тебе кранты!
Я пытаюсь освободиться из захвата, но это невозможно и я стучу по кровати рукой. Светка сразу отпускает меня.
- Давай за уборку.
Светка приступает к уборке, заключающейся в протирке всех поверхностей влажной тряпкой - дороги у нас без покрытия и пыль забивается везде и всюду. Я же сначала собираю свой школьный рюкзак и потом помогаю сестре.
Анька строго поглядывает на нас, ходящих по дому с тряпками, и показывает ручкой туда, где по её мнению мы схалтурили.
Как только с уборкой покончено, в доме появляется Ник. Это его дар и талант - отлынивать от домашней работы. Ник ещё не такой высокий как Светка, но тоже гибкий, сильный и красивый. Его голубые глаза слегка сверкают в полумраке комнаты - мы экономим электричество. На брате шорты до колен, в которых так удобно бегать, кроссовки, которые ему слегка велики и майка. На поясе тёмно-серая толстовка с капюшоном. В руках щёлкают балисонги.
Светка тут же принимается за него.
- Ник, убери их немедленно, ты не со своей шпаной. Принесёшь воды и почитаешь Аньке. Мы идём в зал.
Ножи щёлкнули в последний раз и исчезли.
- Хорошо, идите.
Брат подошёл к Аньке, которая кажется любит его больше всех.
- Привет Ангелочек.
- Ник!
Анька требовательно тянет к нему руки и брат с удовольствием обнимает младшую сестрёнку.
- Анька!
- Чего?!
- Смотри!
В руке Ника как по волшебству появился витаминный батончик - роскошь, которую невозможно достать в нашим "магазине". Это Ник мог только украсть. Он с ловкостью разворачивает батончик и передаёт его Аньке, не сводящей с лакомства сияющих глаз.
- Вы уже не торопитесь?
Анька вгрызается в подарок, а мы убегаем в зал.
- Светка...
- Чего?
- А у Ника есть пистолет...
Светка быстро оглядела пустой переулок, по которому мы шли и присела рядом со мной, так, чтобы наши глаза находились на одном уровне.
- Наталья! Никогда, слышишь, никогда и ни с кем не обсуждай дела семьи на улице!
Её голос звучит очень резко и глаза смотрят на меня очень строго. Мне немного страшно.
- Я поняла!
- Очень надеюсь. Пошли.
Светка взяла меня за руку и мы быстро двинулись по направлению к спортзалу.
- Светка-а-а... Извини.
- Я не сержусь на тебя, но говорить о наших делах на улице нельзя. Просто запомни это навсегда. Мы почти пришли.
Мы действительно почти пришли - показался наш зал. Большой куб из бетона, стали и стекла вдался в трущобы. Здание велико - в нём раздевалки, душевые, залы для фитнеса, тяжёлой атлетики, единоборств, бассейны и даже сауна! Всё это богатство Антон Родригович построил за свои деньги. Наверное хороших людей всё же больше чем плохих... Но мама говорит. что плохие люди лучше организованы.
Я увидела несколько девочек из моей группы и помахала рукой.
- Наталья иди к ним. И помни.
Я кивнула и побежала к девчонкам. До занятия нам надо успеть переодеться. У Светка своя раздевалка и свои занятия, но обратно домой мы всё равно пойдём вместе.
Глава четвёртая.
Свёрнутый текст:
Спорт.

Я поздоровалась с девочками из моей группы и мы весело побежали в раздевалку. Впереди у нас полтора часа занятий, на которых надо выложиться до конца. Этот зал дал миру многих великих спортсменов. Это шанс, очень серьёзный шанс изменить свою жизнь к лучшему и помочь своей семье. Многие спортсмены получали достойные контракты и помогали своим семьям. Это честный труд и честный путь в люди. Но есть пути плохие. Пока тренер выжимает из нас все соки, я расскажу вам про них.
В зале мы всегда начинаем с разминки - бег, приставной и обычный. До кучи наш тренер добавляет элементы кроссфита, чтобы нам жизнь мёдом не казалась. Его крики: "Ветрова!!! Твоя сестра будет плакать, когда узнает, что ты ползаешь тут как улитка!!!", заставляют меня вырываться вперёд.
Так вот, плохой путь из трущоб. Мы сильные, выносливые и не боимся крови, ни своей, ни чужой. Это ценят все банды и если постараться, то они возьмут тебя к себе... Но ты должен выкрасть и убить члена своей семьи под запись. Так гарантируется твоя лояльность. Это первый путь.
Мы перешли к отработке техники ударов и защиты. Тренер и его помощники крайне строги к ошибкам. От быстрых прямых и до ударов с разворота. Каждое движение повторяется и исправляется...
Ещё можно попроситься к наркобарону. Берут без всяких проблем, но "экзамен на верность" проходится примерно также как в банде, но с вариациями - могут послать забить должника и его семью палками, причём жертвы должны жить минимум два часа...
Мы принялись бросать друг друга на матах. Громкое сопение и лёгкие шлепки заполнили зал.
Если ты сильный и быстрый парень, и окончил школу, то можешь завербоваться в армию... Это раньше было честью и долгом - защищать свою страну... Но теперь солдат присягает не стране. а её президенту лично. И рано или поздно, скорее всего рано, вы окажетесь с винтовкой против протестующей толпы. И молись, чтобы в этой толпе не было твоих близких. Армия больше не защищает свой народ, армия защищает господ. Не многие могут стрелять в своих, но всё же...
Наша группа перешла к отработке болевых и удушающих приёмов. Простые узлы и базовые удушения и выход на них.
Ну а если ты красивая девушка, то можешь пойти в бордель. Можно конечно и на трассу, но там тебя быстро застроят сутенёры. И несмотря на присутствующую в стране свободу нравов в проститутки идут немногие, иначе за красавицами не охотились бы. Сестрёнка не просто так нож носит и Ник не просто так её провожает и встречает. Ну ещё и владелец бара старательно охраняет девушек... Потому что мы знаем где он живёт.
Нас поставили к мешкам, мячам и прочим снарядам для отработки ударов. Тренер и помошники ходят среди нас и старательно контролируют движение, дыхание, технику, скорость. Я старательно колочу тяжёлый мешок который откровенно не замечает моих тычков.
Можно попробовать пересечь границу и устроиться на чужбине. Но кому мы нужны там, если мы не нужны здесь? Тяжёлую и неквалифицированную работу выполняют рабы и машины - свободному человеку надо платить и нас на работу не берут.
Мы перешли к комплексу упражнений для силы и выносливости. Пусть наши гантельки маленькие, но и мы невелики.
Воровать на улицах Города конечно можно, но очень недолго - я говорила вам про это. Банды быстро сделают на вас деньги. Все наши охоты проходят максимум в трёх кварталах от трущоб - это спорная территория, за которую регулярно случаются стычки между нами и мелкими бандами, жаждущими стать крупными.
Группа перешла к Комплексу упражнений на скорость и реакцию. Помощники тренера старательно высматривали кто из нас начинал выдыхаться.
Можно организовать банду. Такое тоже регулярно бывает - семья уходит в город и пытается вырезать мелкую банду и занять её кормовую базу. Я уже говорила - нам терять нечего.
Наконец мы приступили к спаррингу. Вообще говорят, что это только для опытных спортсменов... Но я в этом зале с пяти лет, как и вся моя группа, поэтому мы достаточно опытны. Спарринги проводятся так, чтобы все стояли со всеми, чтобы не было привычки к одному партнёру. Поскольку мотивации и природной агрессии у нас столько, что хватит на четыре средних зала из благополучного района, то на спарринге присутствует лично Антон Родригович. Чтобы порадовать чемпиона  мы лезем из кожи вон и только общая усталость не даёт нам урабатывать друг друга до нокаутов.Я удачно получила по лицу, попала в захват, но вывернулась и сумела свести к ничьей. Очень условной ничьей, я бы присудила победу своей сопернице.
Ну и наконец заминка. Растяжка, отжимания, пресс. Тренер ходит среди нас и кого-то хвалит, кого-то ругает.
Наконец плетёмся в душ. Выложившись до дна, мы даже не болтаем и не шутим - сил просто нет. В душе некоторые девочки просто засыпают под горячими струями.
На выходе из спортзала нас уже встречают семейные, поскольку засыпающая от усталости семилетка - хорошая добыча. Мне встречает Светка, она тоже занималась, но не так сильно выкладывалась - её ещё на работу.
Она ведёт меня за руку домой и следит, чтобы я не врезалась в стены. Наконец ей надоедают мои заплетушки и она просто берёт меня на руки и я мгновенно засыпаю, убаюканная её плавной походкой танцовщицы.
Проснулась я только когда меня обняла мама, вернувшаяся со смены. За ужином мы обменялись новостями, пошутили, посмеялись. Наевшись, я едва не уснула прямо на стуле, но всё таки нашла в себе силы доползти до кровати и раздеться.
Мой бесконечный день кончился, надеюсь завтра будет другой день и я расскажу вам что-нибудь ещё. Пока!
Глава пятая.
Свёрнутый текст:
Сегодня мне исполнилось девять лет. Моя семья живёт, как жила. Только Ник поступил в универ и не живёт с нами. Мы все очень скучаем и очень радуемся его редким звонкам. Да, несколько охот были удачными и мы смогли позволить себе взломанный телефон с набором засекречивающего программного обеспечения. Это крайне выгодное вложение капиталов для семьи, серьёзно расширяющее возможности.
Сегодня я расскажу вам как мы воюем.
Любая настоящая война начинается вдруг. Атакующая сторона наносит удар, внезапный и беспощадный. Удар должен быть таким, чтобы второго не понадобилось. Удар должен быть таким, чтобы противник не встал. Удар должен быть таким, чтобы противник ничего не понял.. Антон Родригович часто показывал нам бои чемпионов и мы знали какой должен быть удар.
Так же об этом знали старшие семей и всегда держали руку на пульсе. У них были друзья в полиции и армии, в бандах и в службах безопасности корпораций. В нашем мире нельзя быть не в курсе происходящего вокруг тебя, ибо это грозит мучительной смертью или рабством всем, кого ты знаешь и любишь. Можно не найти денег на ужин, но нельзя не найти денег на взятку. Нельзя и всё.
Три наших друга из полиции, прокуратуры и армии сообщили, что частная охранная фирма решила немного нас пощипать.
Немного поясню про этих "частников". Это не подразделение корпорации, это частная охранная фирма. У них нет тяжёлых танков, но есть БТРы и лёгкие вертолёты. Как правило частников прикармливает крупная корпорация и использует в качестве пушечного мяса в сомнительных аферах. Корпораты всегда могут сказать, что они не при делах, но сами частники редко наглеют на то, чтобы так наглеть.
Это был пробный шар - если мы хоть немного прогнёмся - нас сомнут. Ответ должен быть максимально жестокий. Ответ должен быть таким, чтобы всех, кто хотя бы подумает о том, чтобы вновь поставить вопрос, пробивал нервный понос. Судьба однажды позарившегося на наше должна стать примером.
Всё было обставлено как расчистка пространства под застройку, но в таком случае сначала должны прийти полицейские и судебные приставы. А полиция исчезла из пяти близлежащих кварталов уже неделю назад. Нас ждал рейд за человечиной.
Обычно такие рейды начинаются с работы изнутри, не стал исключением и этот рейд. Одна семья с окраины трущоб почему-то увела детей и женщин в горы за день до сообщения друзей. Эта семья должна была стать открытыми воротами в глубину наших порядков. Их окружили и предложили быструю смерть мужчинам и не преследование женщинам и детям. Внутри территории семьи предателей раздалась отчаянная стрельба - длинными очередями на весь магазин. Стрельба прекратилась и к старшим выполз раненый, который решил, что его дети не должны страдать от его решений. Он знал, что семьи будут преследовать предателей пока не настигнут и не предадут жестокой смерти - смерть всех предателей должна быть наглядным уроком. Раненый был перевязан и допрошен. Затем его пристрелили в затылок. Всех прочих же вытащили в горы и распяли на крестах, живых и мёртвых. Их имущество было разделено между семьями.
Частники собирались войти в трущёбы с трёх сторон, два отряда связывали бы нас дракой и создавали бы панику, а отряд, зашедший через территорию предателей, собирал бы женщин и детей. Предатели собирались уйти с ними.
Было очевидно, что два отряда будут отрабатывать по трущобам из миномётов газовыми минами - кто же будет портить добычу? Отряд захвата будет работать резинками, поскольку броников у нас никто не видел, а портить добычу опять же накладно. Да, частники очень сильно рисковали, но удачно проданный человек стоит как годовой заработок бойца-частника. В общем куш был велик.
Совет семей решил делать просто - переловить всех частников и покарать их нанимателей. На нашей стороне было знание территории и инициатива, на их стороне была техника - они при желании могли запросить картинку со спутника, хотя это и очень не дёшево. Как только начнётся операция - мы останемся без связи и все должны действовать согласно плану.
План простой - дети, старики и часть женщин уходят в горы на подготовленные позиции, обеспечивая безопасность со стороны гор, что были изрыты нашими схронами. Остальные делятся на самостоятельные группы - по три группы на одну группу врага. Вооружили почти всех - даже я получила пистолет, моей обязанностью была забота об Аньке.
Никакой паники не было - мы знали что делать и не раз ночевали в горах - например когда надо было носить еду часовым на посты, находящиеся далеко в горах. С собой мы забрали даже священников из миссии - не думаю, что их Бог озаботился бы их безопасностью. Уходили мы осторожно - тоннелями и под прикрытием деревьев и темноты, за день до намеченной атаки.
Бойцы же разделились на группы, заняли места для засад и ждали.
Говорят, что ни один план сражения не выдержал столкновения с противником. Так же было и в этот раз - врагов оказалось слишком много. И когда мужчины поняли, что переловить их просто не получится - на улицах разразилась бойня.
Отряды вражеского огневого прикрытия, которые должны были закидывать наш дом минами, были просто расстреляны кинжальным огнём. Их зажимали и уничтожали. Потом утаскивали всех - и мёртвых, и живых. На асфальте оставались только кровавые пятна и стрелянные гильзы.
Самый большой отряд, что шёл в трущобы за людьми, был окружён и закидан гранатами. Никто не предлагал им бросить оружие и сдаться.
Так очередная охранная фирма перестала существовать - полторы тысячи человек было убито за одну ночь. Их хозяева просто исчезли - таких просчётов не прощают.
К сожалению так удачно бывает не всегда. Иногда вожаку крупной банды попадает шлея под хвост и он ведёт своих людей на трущобы. Тогда часовые держат оборону до прибытия подкрепления или до смерти.
Однажды такая война застала меня, когда я принесла обед часовому. Он кушал, не отрывая взгляда от улицы, но вдруг просто бросил еду и выдал длинную очередь вдоль улицы. Дверь была заперта и я была с ним два часа. Мужчина спокойно держал улицу выстрелами из АКМа, а я подбирала пустые магазины и набивала с трудом преодолевая тугую пружину своими детскими пальчиками. Тогда всё тоже было достаточно удачно - подмога подошла быстро и взяв противника в клещи быстро помножила на ноль. А я ещё два дня ничего не слышала, оглушённая стрельбой в помещении. Гораздо больше меня расстраивало, что мама плакала эти два дня.
Но самые страшные войны всегда возникают между семьями или союзами семей - тогда трущобы превращаются в одно большое поле боя и смерть ждёт тебя за каждым углом. Смерть на растяжке, смерть на мине, смерть от пули снайпера, смерть от ножа в живот... И смерть - это не самое страшное, что может ждать тебя в такой войне. Такие войны часто возникали когда семьи ловили друг друга для продажи в рабство. Последняя такая война унесла до ста тысяч человек. После этого старшие поняли, что мы скоро кончимся и принялись договариваться. Этот договор работает уже пятнадцать лет.
Глава шестая.
Свёрнутый текст:
Недавно мне исполнилось двенадцать. Обычно день рождения - это праздник даже в нашем мире, но мой праздник был омрачён - пропал Ник. Он просто перестал звонить. Запрос в университет ничего не прояснил - Ник просто однажды не появился и всё. Глава семьи просил наших друзей о помощи, но те ничего не выяснили. Город сожрал очередного человека. Могло случиться всё что угодно. Вообще всё. Мы тихо помянули его и повязали фотографию чёрной лентой. Анька плакала три дня. Мама и Светка не плакали, но... Наша мама была сильной женщиной, даже смерть папы так не подкосила её, но пропажа Ника... Мама постарела лет на десять и перестала улыбаться. Даже когда она говорила с Анькой - она растягивала губы, не более того, а в её потемневших, как море в шторм, глазах, плескалось бесконечное горе. Позже врачи из гуманитарной миссии сказали нам, что мама молча перенесла инфаркт. Светка крепилась как могла. Она постоянно говорила со мной, Анькой и мамой. Старалась поддерживать нас, но я видела как она скрипела зубами, когда думала, что её никто не видит.
Словно считая, что нам этого не достаточно, жизнь решила вывалить на жителей трущоб чан с дерьмом по-гуще.
Активизировались мелкие банды - ловить людей начали даже на улицах Города. Уже никто и нигде не был в безопасности. Богатеи передвигались исключительно в своих машинах и с охраной. Оружие на какой-то момент стало самым выгодным бизнесом в Городе. В кварталах по дальше от центра творился форменный беспредел - схватить и увезти могли любого, вспыхивали перестрелки, полиция забила на свои обязанности и отсиживалась по участкам. Надо ли говорить. что любви к ним такое поведение не прибавило? Однако же граждане быстро поумнели и перестали передвигаться по одному: трое, четверо человек - минимальная группа для передвижения. По одному двигались совсем смелые. Вдобавок граждане поняли, что в куче сила - похитители людей рисковали напороться на выстрелы всех, кто видел преступление. Общество собиралось в кучу, но процесс это не быстрый.
Правительство приняло несколько важных политических решений в сфере финансов и социальной политики. С экранов опять призывали затянуть пояса и потерпеть. Говорили, что это меры, направленные на оздоровление экономики. Говорили, что это мировая тенденция. Говорили все - актёры, певцы, клоуны.. Все старательно вылизывала задницу власти и расхваливали её безмерную мудрость.... А на улице оказалось три миллиона нищих.
Сначала были бунты. Бунты страшные и кровавые - правительство, корпорации и  соседние государства азартно месили танками отчаявшихся жителей страны, потерявших всё. Грузовики вывозили тела из столицы неделями. Нам в трущобах было проще - оружие у нас есть, терять нам осталось не так уж много, но отдадим мы наше очень дорого. Под шумок нас пробовали на прочность банды и корпораты. Стрельба бывало стояла по всему периметру трущоб. Тогда я впервые убивала людей...
...Дым пожаров накрыл нас плотным одеялом гари, пепла и вони. Люди вокруг в масках, закрывающих лица, маски в цвета семей для опознания. На окраинах стрельба. Мама готовит еду в баре, Анька ей помогает, я и Светка таскаем еду на окраину, оттуда уносим раненых. В школе госпиталь.
Светка идёт впереди меня, на ней трофейный городской камуфляж, берцы, маска и рюкзак с едой. Я держусь за её руку. Одета я также в сильно ушитую версию камуфляжа. На мне тоже рюкзак с едой. У нас подсумки с медпакетами и противогазами. Ну и пистолеты, куда же без них.
Идём мы пригнувшись и старательно избегаем открытого пространства - трущобы расположены на склоне и шальные пули летят далеко. Ну и вражеские снайперы откровенно охотятся за нами. Периодически нетерпеливые враги напоминают нам о себе ударами пуль в стену. Куски свинца противно визжат, уходя по рикошету...
Осторожно дошли до линии фронта, проходящей точно по дороге, отделяющей трущобы от Города. Баррикады, блокпосты, КПП. С нашей стороны. Со стороны города - полная пустота с вылетающими из смога пулями - термоприцелы, ночные прицелы, рентгенприцелы, ультразвуковые прицелы, сейсмоприцелы и прочая высоко технологичная дрянь позволяет убивать нас как на сафари. Но бетонный блок - это всё ещё бетонный блок.
Прошли мимо пулемётчика, сидящего у своего древнего ДШКм, оснащённого титановым щитом. Сухощавый мужчина внимательно осматривал свой сектор ответственности в перископ, второй номер дремал, привалившись к стене. Внутри блокпоста отдыхает часть бойцов, спят в основном. Наше появление было встречено тихими овациями - мы и есть тот самый надёжный тыл для этого фронта. Перевязка и эвакуация в тыл к счастью никому не понадобилась, поэтому как только наши защитники доели, мы забрали грязную посуду и отправились обратно. Светка чуть задержалась, лёгким флиртом поддерживая бойцов.
Я едва отошла от блокпоста на десять метров и успела повернуть за угол, как этот участок фронта накрыло светошумовыми ракетами. Газом тут никого не удивишь - ему нужно время, а вот эта дрянь особенно мерзкая - маленькая управляемая ракета со светошумовой боевой частью. Летит быстро, хоть и недалеко. Его запускают целыми стаями, чтобы не было шанса спрятаться. Правительство называет это "гуманным" оружием и продаёт всем подряд. Серия оглушительных разрывов пророкотала за моей спиной, по глазам врезало вспышкой, я повалилась и застонала от боли в голове и глазах. За спиной стонали бойцы и Светка. Моя сестра. Почему-то мысль о том, что сейчас я могу потерять сестру была непереносима и я на четвереньках рванула обратно к баррикадам.
Наверное вы сейчас подумали, что я брошусь к сестрёнке и буду плакать рядом... Нет. Если так, то вы до сих пор не понимаете в каком мире я живу. После такого удара обязательно будет штурм, поэтому я бежала к тому единственному, что мог бы спасти меня, сестру, бойцов... Всех нас. К тому, кто побеждал в мировой войне, кто пережил смерть своей Родины, но оставался так же крепок, надёжен, прост и убийственно безотказен. Двенадцать и семь миллиметров крупнокалиберный  пулемёт Дегтярёва — Шпагина образца тысяча девятьсот тридцать восьмого года, модернизированный в тысяча девятьсот сорок шестом.
Подскочила к пулемётной точке - пулемётчик видел рой ракет и успел упасть, собравшись в кучу, и теперь ползает по земле с трудом различая предметы. А вот его второй номер мёртв - ракета попала в голову и теперь у него вместо лица спёкшаяся красно бурая масса. Я пнула пулеметчика и показала на орудие, пулемётчик быстро подставил ящик, чтобы рост не мешал мне управлять стрельбой, а сам встал слева. Я вскарабкалась на ящик, схватилась за ручки управления и осмотрелась в рамку прицела... К нам быстро приближался старый БТР американского производства и до взвода солдат. Бегут быстро, молча и умело. БТР водит пушкой, чтобы подавить любое сопротивление. Они идут чтобы убить.
Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Громоподобно, с металлическим отзвуком, ДШКм сожрал кусок ленты и отправил стайку тяжёлых пуль на свидание с БТРом. Тот такого подарка не выдержал - сверкнул яркими брызгами в местах касания, зачадил и заглох, повернув пушку в сторону.
Не давая врагу опомниться, я обстреляла группу короткими, но громогласными очередями. Раненых не было - не тот калибр. Если пуля попадала в руку или ногу, она просто отрывала эту руку или ногу. Боец громко визжал, затем затихал. Если пуля попадала в тело, то она просто пробивала врага насквозь, отрывая огромные куски плоти на вылете и летела дальше в поисках жертвы. Сожаление? Сострадание? Нет, их не было. Я не звала этих людей сюда, они сами пришли в мой дом, пришли, чтобы убить меня. Я знала как работать пулемётом - старшие следили. чтобы мы получали самые важные знания в жизни.
Бум! наконец-то проснулся вражеский снайпер и решил меня пресечь, однако титановый щит сберёг меня. Но скоро подтянутся "дальнобойщики" и мне придётся не сладко, но пока...
 Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! ... Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! ...  Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Красивые лисьи хвосты расцветали у пламегасителя. Они казались мне платочком, что я машу вслед пулям, улетающим на встречу врагу. Кажется я злобно рычала пулемёту в тон - мы пели с ним песню смерти для захватчиков.  Бум! Бум! Бум! Бум! Бум!  Горячие гильзы и куски звеньев валятся на землю. Пулемётчик, ставший моим вторым номером, машет рукой - у меня остался десяток выстрелов. Всаживаю их в БТР, за трупом которого притаились немногие выжившие, и помогаю перезарядить машинку смерти.
БУМ!!! Очень крупнокалиберная пуля пробила титановый щит и пролетев в паре сантиметров над моей головой, зарывается в сене позади нас. На эмоциях палю на звук, поскольку в из-за дыма вспышки выстрела не видно. Второй номер опять машет мне рукой - из ящика он достал приблуду для стрельбы из укрытия и прилаживает её к пулемёту, стараясь не высовываться.
Наконец приблуда прилажена и я держу улицу в относительной безопасности, лишь бы снайпер не принялся палить по пулемёту...
Наконец подошли наши. Оттащили раненых в госпиталь, заменили меня на пулемёте. Прорыва не случилось в тот день - враг понял, что тут нечего ловить.
Через пару недель правительству надоел этот бардак и корпораты отступили. Мы же сделали выводы и наши часовые сидели не с автоматами, а с пулемётами. В некоторых местах были развёрнуты лёгкие миномёты.
Нищие, те которые потеряли всё от новых реформ, так к нам и не пошли - они бежали из страны во все стороны. Но куда бежать, если кругом всё тоже самое?
Эта война кончилась. Мы снова ходили в школу. Я опять занималась в зале Антона Родриговича. Скоро у меня первые соревнования.
А ещё теперь у меня есть пистолет. Старенький, но рабочий двадцать шестой глок. Он подогнан мне под руку и Светка каждый день проверяет чистоту, смазку и состояние пружин в магазинах. И если что0то где-то я не доглядела, то могу заработать подзатыльник.
Ещё Светка плотнее занялась со мной подготовительной программой для универа. Мама сказала, что я должна пойти туда и постараться отыскать Ника, живого или мёртвого.
Глава седьмая.
Свёрнутый текст:
Мне уже шестнадцать и я поступила в универ. Светка занималась со мной всё своё свободное время последние два года и с поступлением проблем не было. Ну ещё я говорила, что поступить могут многие, а вот учиться дальше первого курса могут только те, кто получил хорошие базовые знания. С первой же сессии вылетали три четверти студентов.
Выбор факультета не стоял в принципе - я должна найти Ника, это значит мне надо работать в полиции или прокуратуре, и надо работать хорошо или отлично. В общем я пошла на юридический. В ближайшие пять лет меня ждут учебники и спорт. Я уже выяснила, что библиотека и спортзал тут просто замечательные, но про них чуть позже.
Заселили меня в общежитие с тремя девушками, мы все одногодки, что в общем-то не удивительно. Тамара Ванина, немного страшненькая, но добрая и застенчивая девушка с немного угловатой фигурой. Алина Иванова, девушка с не выделяющимся лицом, но красивой, мягкой и очень женственной фигурой. Алина казалась немного наивной и оторванной от мира, погружённой в себя. И наконец Элла Булахова, симпатичная девушка-огонёк с красивой фигурой и четвёртым номером. Мы, с третьим-вторым номерами должны были бы её невзлюбить, но этого не произошло - Элла была немного взбалмошной, но не вредной. И вот первый день в общаге...
...Как только мы определились с койками и раскидали немногочисленные вещи по шкафам, Элла взяла быка за рога:
- Девчонки! Нас всех пригласили! Парни устраивают вечеринку по поводу нашего поступления в универ!
Алина тут же поддержала начинание:
- Пойдём! Там со всеми познакомимся... Будет весело!
Тамара смотрела на всех с сомнением:
- Ну не знаю... Завтра уже занятия...
Я отказалась сразу:
- Девочки, это вписка. Будет море алкоголя и симпатичных старшекурсников. Херовое сочетание.
Элла отмахнулась:
- Ой, да ладно тебе!
Спорить я не собиралась, поэтому пожала плечами и уткнулась в учебник, вечером я собиралась идти в спортзал. Тамара присоединилась ко мне в чтении учебников, а Алина и Элла принялись начищать пёрышки, громко обсуждая как они будут разить наповал своей неземной красотой.
Я слушала это полтора часа, наконец не выдержала и взяв сумку со спортивным костюмом собралась в спортзал. Меня остановила Тамара.
- Наташа, а ты куда?
- Пойду в зал, говорили, что он тут едва ли не лучший в стране. Надо проверить.
Её взгляд скользнул по моей спортивной фигуре.
- А ты в этом понимаешь?
- Да. Если хочешь - пойдём со мной.
- Ой, да куда мне... Я слабая...
- Спортзалы в общем-то для слабых и сделаны.
Тамара выдохнула, схватила спортивный костюм и решительно заявила:
- Пойдём! А то я скоро на знак вопроса буду похожа!
Мы оставили красоток превращаться в красавиц и быстро дошли до огромного спортзала. Переоделись в пустой раздевалке и вошли...
Это действительно был грандиозный спортзал! Скорее это был спорткомплекс для всех видов спорта - от художественной гимнастики до пауэрлифтинга. Я немного обалдела от этой роскоши, и комплекс был доступен круглосуточно!
Тамара потянулась было к гантелькам, но я её тормознула.
- Не спеши. Какой у тебя рабочий вес? Ты сейчас сушишься или набираешь? С мотором всё в норме? Химичишь или натурашкой трудишься?
От потока сознания Тамара захлопала глазами.
- Я не знаю...
- Тогда давай просто проведи базовую разминку.
- Я не умею...
- Не боись. Я умею.
В течении двадцати минут мы разминались. Я следила, чтобы Тамара не гналась за мной, поскольку мой темп был в разы выше. Наконец она присела на скамейке.
- Наташа... Это... Кошмар...
- Походи, руками помаши. Потом можешь на скакалке попрыгать и следи за своим состоянием - задыхаешься или устаёшь - садись отдыхай.
Тамара сопела на скамейке, а я наконец приступила к тренировке. партнёров и команды у меня тут нет и я решила компенсировать этот момент занятиями на силу, ловкость и ударку. Час пролетел как один миг и вот я уже сижу рядом с Тамарой.
- Наташа... А ты где-то училась, да?
- Училась, да.
- А долго?
- С четырёх лет.
- А зачем это тебе?!
Я грустно улыбнулась. Как она дотянула до своих лет - непонятно.
Пойдём Тамара. Надо мыться и в нашу комнату топать. Завтра после занятий посмотрим какая у них библиотека.
- А я слышала, что у них в локальной сети библиотека ещё лучше! Самая лучшая в стране!
- А у тебя есть с чего в эту сеть войти?
- Нет.
- И у меня нет. Пойдём.
Ополоснувшись в душе, мы вернулись в нашу комнату и вырубились, поскольку время было позднее, а мы вымотались в зале.
Стук в дверь. Я проснулась уже целясь в дверь из своего глока. Тамара спокойно сопит, в комнате никого. Надо проверить коридор.
Осторожно приблизилась к двери, открыла её и обомлела - у порога нашей комнаты лежала Алина. Девушка тяжело дышала, запах стоял от неё такой, что можно было начинать закусывать. Её одежда представляла собой жалкий набор обрывков. Заебись.
- Тамара! Тамара!!!
- Соседка проснулась и сонно отозвалась:
- Наташ... Ну ночь же...
- Тамара, херовые дела у нас. Алина кажется в алкогольном коматозе и до кучи ей все отверстия прочистили. Я тащу её в душ, а ты найди марганцовку, нашатырь, аптечку короче. Бери её халат и подтягивайся к нам в душ. Живо, Тамара!
Не дожидаясь реакции соседки несу Алину в душевую. Девушка оставляет на полу белые и красные капли... Суки. Какие же вы суки.
В душевой под ярким светом картина предстала совсем безрадостная - трахали её жёстко и во все отверстия - кровь стекала по ногам. Уголки губ были порваны. По всему телу синяки, ссадины и кровоподтёки. Но опасно другое - она явно в алкогольной интоксикации, похоже в неё просто заливали бутылку за бутылкой. Надо спешить.
Вбежала испуганная Тамара с аптечкой. Увидела Алину и едва не заорала, закрыв рот ладонью.
- Не ори! Аптечку давай!
Получив аптечку я принялась за реанимацию. Нашатырь на ватку, марганцовку в стакан воды. Первое под нос... Алина фыркнула так, что из носа вылетела сопля, отлично!.. Стакан с раствором марганцовки в пасть. Алину тут же вывернуло. Замечательно! Я покопалась в аптечке ещё немного и разжилась средствами от общей алкогольной интоксикации, быстро пихнула их в пасть Алине и принялась отмывать её под тёплым душем.
Сначала девушка просто не реагировала. Затем плач. Потом рёв. Наконец истерика и попытка вырваться.
Шлёп! Шлёп! Пара звонких пощёчин дёрнули её голову в разные стороны.
- Не ори! Ты бля хочешь, чтобы тебя весь курс видел?! Соберись тряпка! Поздно орать!
Пробила ещё пару раз и девушка лишь поскуливала как побитая собака, вздрагивая каждый раз, когда я прикасалась к ней.
Отмыв девушку, я принялась замазывать царапины и порезы. Алина к этому моменту уже шептала проклятия. Хорошо. Тамара смотрела на неё круглыми глазами. Добро пожаловать в реальный мир.
Наконец Алина была приведена в относительный порядок и отведена в нашу комнату. Там я пихнула в неё успокоительного и снотворного, однако девушка ещё час не могла прийти в себя. Тамара обнимала её, гладила по голове и говорила слова. Такие нужные ей сейчас слова, которых у меня не было, поскольку вокруг меня всегда были только сильные. Так прошла первая половина нашей первой ночи в общаге универа.
Наконец Алина вырубилась. Тамара тоже начала клевать носом.
- Тамара, давай ложиться, утро скоро.
Девушка кивнула и завалилась на свою койку. Едва мы закрыли глаза, как за дверью раздался стук и топот множества ног...
- Наташа! Я боюсь!
Тамара включила ночник и посмотрела на меня.
- Ой!
Ага, ой. Я же опять целюсь в дверь. Прижала палец к губами прошептала:
Тихо. Это воздушка, мышей пугать.
Соблюдая меры предосторожности, выдвинулась к двери. Прислушалась - кто-то там сопит... Осторожно открыла... Бля! Ну ёбанный ты же в рот! Скрипнула зубами.
- Тамара, вторая серия. Тут Элла лежит. Давай, аптечка, халат. Шевели половинками.
Убрала ствол и понесла Эллу в душ. Ну что вы, блядь, за мерзкие животные, а?! Девушка была абсолютно голой, из вагины и попы сочилась кровь пополам со спермой. Лицо было покрыто спермой так, что я сначала подумала, что Эллу ткнули в кремовый торт лицом. По всему телу маркером были надписи: на лбу - "Шлюха!!!", на спине стрелки к попе и "Ебать сюда!!!", на животе стрелки к вагине и "Не забудь обоссать!!!". Ну и прочее, на что способен не очень здоровый мозг.
В душе повторили все процедуры с одной нехорошей разницей - Элла молчала, она не сказала ни слова, не проронила ни слезинки. Она просто стояла. Тамара ревела за неё в три ручья.
Наконец мы уложили Эллу в кровать и легли спать сами.
Проснулась я утром от истошного визга Тамары, смотрящей на Эллу - та лежала в своей кровати, откинув руку. На запястье красовался открытый рот пореза до самой кости. Элла была белого цвета, глаза остановились. Она немного улыбалась.
Глава восьмая.
Свёрнутый текст:
Второй день прошёл для нас как в аду - были допросы, допросы, допросы. Был зеленоватого цвета проректор. Алину и Эллу то ли раскрутили. то ли просто изнасиловали - непонятно. Алина говорила, что ничего не помнит, а Эллу уже не спросишь. Понятно было только одно - это сделали мажорчики-старшекурсники. И кажется что им всё это сойдёт с рук.
К трём после обеда эта кутерьма закончилась. Порадовало, что Тамара ни словом не обмолвилась про мой пистолет. Кажется девушка начала понимать в каком мире мы живём. Библиотека сегодня нам явно без надобности - в таком состоянии работать головой нельзя и я стала собираться на стадион. Тамара тут же подскочила.
- Я с тобой!
За ней сорвалась и Алина.
- Я тоже! Мне страшно одной... И... Спасибо.
Я кивнула.
- Собирайтесь. Сначала побегаем по стадиону, затем в зал.
Бегали по стадиону минут двадцать - погода хорошая. Ноги работают, голова сосредоточена на беге. Алина начала оттаивать.
Пройдя в зал обнаружили тренировку сборной универа по смешанным единоборствам - мальчишки и девчонки работали неплохо, но на мой взгляд без огонька. Надо в городе поискать нормальный клуб.
Хуже было другое - Алина явно узнала некоторых парней и вздрагивала каждый раз, когда те ржали как кони, глядя на неё.
- Наташа... Я пойду наверное...
- Тогда эти уроды победят окончательно. Встань к мешку.
Поставив Алину к мешку,я растолковала ей правила работы с ним, и вот Тамара держит мешок а Алина в больших боксёрских перчатках его колотит.
- Потом поменяетесь.
Оставив девчонок колотить мешок, приступаю к своим тренировкам. В ушах шум пульса, тело просит нагрузки - спарринга нет. Работаю с мешком рядом со своими соседками. Сзади раздался мужской голос:
- Детка, кажется ты немного умеешь. Хочешь ко мне в клуб?
Обернувшись я увидела местного тренера - под два метра и под полторы сотни кило весом. Антон Родригович таких жрал на завтрак. Я указала на группу мажорчиков, что обсуждали Алину и на весь зал заявила:
- У вас в клубе слишком много пидарасов! Я таких на хлеб намазываю. Научится рядом с такими ничему нельзя.
В зале разразилась мёртвая тишина. Мне показалось, что я слышу, как повышается давление в голове тренера. Наконец он разразился:
- Да я!.. Да мы!.. Да у меня!.. Да ты!!!
- Я отмудохаю любого твоего мальчика-зайчика на выбор! Пусть попробует заставить меня забрать мои слова! А пока я буду считать вас всех кучкой гомиков!
В зале полно народу - тут и качки, и гимнасты, и даже балеруны. Все слышали, что первокурсница бросила вызов. Тренер почернел лицом:
- Выбирай любого и молись!!!
Я недолго думая ткнула рукой в самого говорливого и накачанного.
- Вот тот, который явно в местной "Голубой Устрице" в кожаных шмотках вытанцовывает, хоть перчатки надевать умеет?!
Обозначенный индивид пошёл красными пятнами - на него смотрели все. Тренер пришёл на помощь своему парню:
- Это чемпион университетских игр! Это будущий чемпион мира!
- Да?! Это ему приснилось?
Больше в зале никто не тренировался - все сгрудились у каноничной восьмиугольной клетки для миксфайта. Тренер сам вызвался побыть рефери. В углу напротив разминается мой соперник, за моей спиной белые от ужаса соседки. Ничего девочки, лучше сразу расставить все точки над "ё".
Я присмотрелась к сопернику... Нет. К врагу. Мышцы парня рельефно и массивно формировали красивое и сильное тело. Явно химия. Что я с этого имею? Если он на курсе, то скорее всего гормон зашкаливает - в этом состоянии он мог бы драть моих соседок всю ночь. Психика у него сейчас подвижна - я явно раздраконила этого альфу. Если попадёт своими базуками по мне хоть раз - мне крышка. Но у него была непростая ночь - спиртное и секс, много секса. Сейчас он вряд ли на пике формы и реакция гуляет.
Рефери подозвал нас в центр и объясняет правила. Молча слушаю и внимательно смотрю на парня - его лицо двигается будто немного рассинхронизировано. Он не просто в ярости, он в бешенстве. Отлично, выйдет из ринга только один из нас, второго унесут.
Не стукнувшись перчатками, мы разошлись по углам.
Гонг!
Враг рванул ко мне явно намереваясь убить одним ударом! Большой, сильный. тяжёлый! Но недостаточно быстрый. Даю ему вымахаться - пудовые кулаки свистят перед моим лицом едва не вдувая меня, не простудиться бы. Уклон, отход, короткая контратака, которой он не ощутил. Хорошо. Машет выкладываясь, без всякой разведки. Три минуты пролетели как одна секунда. Я не нанесла ему урона вообще.
Разошлись по углам.
Сижу на стуле. Проинструктированные мной Тамара и Алина работают секундантами. У меня тут нет больше никого, кому я могла бы доверять. Слышу их горячечный шёпот:
- Он тебя убъёт!
- Надо бежать!
- Нам страшно!
Хватаю Алину за затылок и хриплю ей в ухо:
- Он насиловал тебя?! Это важно! Очень важно!!!
- Да!!!
- Долго?!
- Час! Не меньше!!!
Алина начинает вытирать слёзы, а я полностью успокаиваюсь и немного улыбаюсь. Ему пиздец, я победила. Девчонки выбигают из клетки, я поднимаюсь.
Гонг!
Враг снова ломится в бой как бизон, но ритм его атак немного поменялся - он кривится только половиной лица. Я не в силах сдерживать улыбаюсь и стреляю в него пальцем как из пистолета. Он рычит, пытаясь достать меня боковым, но удар проходит бестолково - как будто он деревяшкой махнул, а не рукой. Наслаждение. Я испытываю наслаждение. Оргазма я ещё не испытывала, но то, что я чувствую сейчас наверняка круче - я вижу как умирает мой враг. Сильно повезло, что рефери мне тоже не друг и смотрит как бы я не повредила золотого мальчика. Большая ошибка.
Наконец это случилось - враг просто упал на пол восьмиугольника. Я тут же развернулась к падали спиной и пошла в свой угол.
Стою и с удовольствием наблюдаю как рефери кудахчет над "будущим чемпионом". Наконец раздалось сакраментальное "Врача!!!" Спешите, спешите - времени у вас не много и я как могла сокращала его.
На следующий день в универ пришла скорбная весть - звезда универа, будущий чемпион, красавец и плейбой скончался от обширного инсульта. Опять были следователи, допросы и прочее. И опять всё замяли - родители "золотого мальчика" не хотели огласки подробностей его кончины.
Глава девятая.
Свёрнутый текст:
К концу первого месяца жизнь устоялась - я называла соседок Томкой и Алькой, они меня звали Натахой. Наверное я могла бы назвать это дружбой. Девчонки безоговорочно признали во мне лидера нашей микрогруппы, хоть я к этому и не стремилась. К сожалению так сложилась наша жизнь.
К нам больше никто не лез, девчонок никто не звал на вечеринки. Хотя я думаю, что они захотят прибухнуть в компании незнакомых парней ещё очень нескоро. Иногда жизнь берёт за свои уроки очень дорого.
Наш день начинался с пробежки по университетскому стадиону, потом пары, затем работа в библиотеке. Там мы делали лабораторные и курсовики.
В центре города мне повезло найти отличный фитнес клуб с клубом смешанных единоборств. Тамошний тренер уже был наслышан о дерзкой девчонке и без обвиняков предложил войти в команду с денежным содержанием, зависящим от моей результативности. Я согласилась с условием, что Томка и Алька тоже будут заниматься в клубе. Бесплатно. Тренер посмотрел на мои прицепы, вздохнул и спросил где тренируют таких нахалок. Я честно ответила, что таких делают только у Антона Родриговича. Тренер немного переменился в лице и отошёл поговорить в телефон. Ага, я бы тоже не поверила. После проверки моих слов все вопросы были решены и теперь мы каждый день таскаемся на автобусе в центр. Далеко и неудобно, но отношения с универовским клубом испорчены прочно. Да и не жалею я об этом.
После тренировки мы едем обратно в универ и занимаемся учёбой. Томка и Алька оказались сильно не дурами в плане учёбы и старательно конопатят пробелы в моих познаниях. Хорошо, только денег мало. Стипендию должны повысить после тестов на успеваемость, но до него надо дожить.
Пару месяцев мы пахали как проклятые - учёба, спорт. Учились даже в автобусе по дороге в центр и обратно. Наконец прошли тесты и мы получили высший балл! Стипендия повысилась и мы смогли покупать продукты не с "распродаж-просрочек", а из нормальных магазинов. Питаться из ресторана как богатые студенты мы не могли, поэтому готовили себе сами.
Примерно тогда же я выиграла внутренние клубные соревнования. Тренер отметил это достойной денежной премией, на которую девчонки уговорили меня сходить на массаж...
- Натаха, блин! Мы после тренировок деревянные! Булки в узлах! Ножки в желваках! У тебя такая грозная морда, что любой кабак с радостью возьмёт тебя вышибалой! Там массаж, сауна, обёртывание! Ты не пожалеешь! На заведение ещё не было ни одного нарекания!
Алька расхваливала этот  салон с такой экспрессией, что я заподозрила её в работе рекламным агентом этого заведения.
- Алька... Ты там уже была?
- Да!
- И тебе понравилось?
- Да! Там фантастические массажисты! Ловкие, умелые! Тебе понравится!
- Если не понравится - я сломаю массажисту руки.
- Понравится!
Я ещё немного поупиралась, поскольку хотела ещё позаниматься, но к Альке присоединилась Томка и они меня уболтали.
Приодевшись в наши скромные шмотки, мы вызвали такси - гулять так гулять! Таксист услышав адрес понимающе хмыкнул, но отвёз нас быстро и без лишних комментариев.
Выйдя из машины я обалдела - мы были в квартале Красных Фонарей!
- Алька! Томка! Вы охренели? Тут шалавы на каждом шагу! Тут вирусы СПИДа с кулак размером летают!
- Ой, да ладно тебе! Эфтаназия сейчас почти бесплатна! Глазами вполне рассчитаешься.
- Ну, бля, и шуточки!
- Пойдём, не кривляйся!
Девчонки подхватили меня под руки и потащили к неприметной вывеске "Сауна", висящей над дверью симпатичного домика. Продавщиц любви у домика не стояло, что резко прибавляло ему красоты. Вывеска была деревянной, с красивой резьбой, без местной атрибутики, чем сильно подкупала.
Войдя мы попали в симпатичный холл, где нас встретил улыбчивый менеджер.
- Приветствую вас девушки! Сауна? Массаж?
- Всё! У нас есть повод!
- Прекрасно. Массаж предпочитаете...
- Полный! - перебила его Алька, - И пусть работают самые ловкие парни!
Менеджер кивнул и озвучил цену... Полтинник с рыла за массаж и пятёрка за час бани! Сука, я на это месяц жить могу!!!
Я оскалилась в улыбке и рассчиталась за услуги. Менеджер немного взбледнул, глядя на мою улыбку. Появившиеся девушки быстро развели нас по комнатам.
Я разделась и легла на стол, лицом в специальную дырку. Перед этим накинула на попу полотенце, ибо нефиг.
- Здравствуйте. Я Ваш массажист.
- Отлично.
На спину мне полилось тёплое масло... И с моей попы улетело полотенце!!!
- Эйбля! Чозахуйня?! Щарукипереломаю!!!
Парень испуганно отпрыгнул и врезался в какой-то шкаф.
- Госпожа! Но Вы же сами оплатили полный массаж!
- Да?!
- Да!!!
- Бля... И то, что ты на мою попу глазеть будешь, тоже я оплатила?!
- Да! И не только глазеть, но и массажировать!
- Хера!!! За мои деньги меня же щупать будут!!!
- Госпожа, Вы отказываетесь?
Блин... И хочется, и колется...
- Но денег наш салон вернёт половину.
- Нее! Теперь массируй на все деньги, хитренький!
Парень вернулся на боевой пост и его нежные и сильные руки заскользили по моим плечам.
Я едва не замурлыкала - как массажист парень был очень хорош. Его пальцы перетряхивали каждую мою мышцу, распуская длительное напряжение.
Руки скользнули по спине, разминая меня. Позвоночник встал, коротко кивнул и громко сказал массажисту: "Спасибо, братан!!!". Кажется я буду сюда захаживать после трудных тренировок.
Руки парня перетекли на мою попу. Я немного напряглась, но его движения были такие плавные и приятные, что возбухать я не стала... Бля!!! Его намасленные пальцы скользят меж моих булок! Прямо в опасной близости... БЛЯ!!! Его пальцы принялись разминать мой анус уверенными и очень нежными круговыми движениями. Первый испуг прошёл и я поняла, что мне очень нравится то, что со мной делают. Я расслабилась и его палец ловко проник в мой анус и нежно размял сфинктер. Интересно, это может считаться за лишение анальной девственности?!
Парень меж тем занялся моими ножками. Я немного недовольно скривилась. Я есть тут у них массаж по индивидуальным требованиями?! Ножки меж тем были качественно промяты - парень не забыл ступни и пальчики на ногах... Здорово!
- Госпожа, повернитесь на спину пожалуйста.
Я перевернулась и закрыла глаза. Пальцы массажиста нежно гладили мою шею, ключицы... Сука! Эти сиськи мацают в первый раз! Хотя не для тебя роза цветёт и вообще! Но кайф! Пальцы скользнули вокруг сосков, и те как по команде окрепли и стали зверски чувствительными. Ещё несколько нежных и приятных движений и руки плавно спустились на мой животик.
Нежно прощупывая мой пресс, парень постепенно спускался всё ниже, а я замирала от восторга и испуга! Мне было страшно и интересно! Кровь прилила к низу живота, я уже откровенно постанывала...
Наконец он в плотную приблизился к моим нижним губам. Не в силах сопротивляться, мои ножки разъехались сами собой. Руки парня скользнули по внутренней поверхности бедра, всё приближаясь и приближаясь...
Касание! Я громко застонала, пробитая разрядом наслаждения! Руки парня принялись ловко мять и гладить мою киску, не проникая в неё, но заставляя её искрить новыми разрядами счастья! Бля!!! Хорошо-то как!!! Массажист будто знал, чего хочет моё тело и продолжал загонять меня в новые взрывы...
Наконец я открыла глаза - массажист осторожно стирал с меня остатки масла.
- Госпожа, позвольте проводить Вас в сауну. Ваши подруги ждут.
- А что они быстрее отстрелялись?
Парень улыбнулся.
Они просили меня быть с Вами особенно нежным. Сказали, что у Вас есть повод праздновать.
- Вот сучки... Пойдём.
Я как в вате - тело потряхивают искры недавнего оргазма и наполняет гибкость и сила после шикарного массажа. Здорово.
Войдя в сауну я напоролась на две любопытные морды подруг, которые немедленно стали восторженными.
- Ура! Мы украли твой первый раз с мужиком! Теперь мы - твои первые! Как прошло?! Ты кричала?! А Сколько раз?!
Я плюхнулась на горячие доски парилки.
- Успокойтесь, сторонницы профессиональной дефлорации! Моя девстенная плева со мной. Но было очень здорово. Спасибо. Сама я наверное на такую авантюру не решилась.
Алька чмокнула меня в щёку.
- Я знала, что тебе понравится. Тут с контролем качества услуг полный порядок! Этих парней на девичники вызывают все невесты Города.
- А массажисток?
- А ты хочешь массажистку? Нет проблем. В следующий раз будет массажистка.
- Я имела ввиду, массажисток заказывают женихи на мальчишники?
- Если проституток вызывать лень, то да, заказывают. Говорят, что массажистка должна парню отсосать.
- Тогда пусть меня мнёт массажист.
- Ой какие мы нежные!!!
Дальше мы смеялись, с дикими визгами прыгали в ледяной бассейн и вообще наслаждались жизнью. Всё-таки, это была моя первая спортивная победа.
Глава десятая.
Свёрнутый текст:
Я уже как полгода учусь в универе. Жизнь не то, чтобы набита событиями, она скорее очень плотная.
Я, Алька и Томка плотно утвердились в отличницах ценой жесточайшего графика и отсутствия развлечений. В то время, когда вся общага бухала и трахалась, мы сидели в библиотеке и работали, работали, работали. Девчонки быстро подтянули мою базу, затем мы пошли вперёд - знаний не бывает слишком много.
Когда за нами утвердилась репутация отличниц, Алька сообщила, что к ней обращались мажоры с предложением писать им работы - рефераты, курсовики и прочее. Под заказ, строго индивидуально и конфиденциально. Предложенные цены полностью совпадали с интернет услугами того же толка и были достаточно интересными. Мы согласились и с деньгами стало ещё веселее, я наконец-то смогла отсылать деньги маме стабильно, а не крохами от случая к случаю.
Спортивная карьера тоже не стояла на месте - я представляла клуб на местных соревнованиях и победила. По очкам и раздельным решением, но всё же победила. Почти весь гонорар ушёл на то, чтобы привести тот кусок мяса, в который превратилось моё лицо, в исходный вид. Кажется что я стала немножко симпатичнее. Подружки на соревнованиях орали так, что потом молчали две недели. Они тоже старательно подтягивают физическую подготовку - угловатая прежде Томка расцвела красивой спортивной фигурой. Алька немного растеряла свою женственность в пользу ловкости и силы.
Ещё мы накопили денег на три скромных планшета и это сильно облегчило нашу жизнь - нам больше не нужно сидеть в библиотеке и таскать тонны книг, а так же мы могли брать учёбу с собой куда угодно. Ну и возможность писать работы для ленивых придурков всей страны тоже сильно радовала.
Поскольку климат в стране мягкий и тёплый, а море нежное и спокойное, мы принялись ездить но выходным на пляж. Загар, купание, планшеты с собой опять же. Наш быт сильно поправился. Но не стоит думать, что общая ситуация вокруг нас была радужной.
Тут надо дать пояснение про универовскую жизнь. Хотя мы ощетинились к миру и встали спиной к спине, жизнь не прекратилась - она просто обтекала нас, не желая связываться до поры.
В универе были драки, убийства, поножовщина. Бухло и наркота хотя и были вне закона на территории кампуса, достать их мог любой. Ценники и указатели Только на дверях не висели.
Красивые девчонки регулярно бросали универ, чтобы появиться в борделе или на трассе. Много сладкоголосых ублюдков убеждало девчонок, что там их ждут большие деньги. А бывали и банальные подставы в духе: "Падруга! Бабосы отнеси, не в падлу, ага!". Девушек по дороге конечно грабили и они попадали в долговое рабство. К нам понятно, с такими предложениями не подкатывали.
Многие подонки объединялись в стаи и начинали устраивать банальный рэкет, вот тут жизнь снова попробовала нас на зуб...
Натаха! Ну это же обычный прецедент! Ничего сложного!
Я, Томка и Алька бежим с пар, чтобы быстро переодеться и ехать на тренировку. В коридоре общежития в это время полно народу - все идут с занятий. Болтовня, шум, гам, смех... Только вот сейчас этого почему-то не было. Пройдя чуть дальше мы увидели причину - отбросы с криминальным прошлым Бизон, Резаный и Гвоздь пинали первокурсников и отбирали у них деньги. Девчонкам же доставался шлепок по попе. Ну и деньги у девушек тоже отбирали - у нас же равноправие. Заводилой в шайке был Гвоздь, явный уголовник, непонятно как проникший в универ. Торпедой был конечно Бизон, поступивший по спортивной квоте, и блиставший в соревнованиях по боксу. Резаный был типичным шнырём, шакалом Табаки из старой сказки. В общем эти твари перегородили дорогу к комнатам и всякого, кто хотел пройти, ждал обыск и унижение. Трое парней уже вытирали кровавые сопли, несколько девчонок держались за попки - рука у Бизона была тяжёлая.
- Девчонки, эти суки меня не коснутся!
Альку затрясло. Томка тоже выглядела не лучшим образом. Я кивнула подругам.
- Спокойно. Ща мы эту блатоту под нары спустим. Двигаем к ним.
Возможно вы хотите спросить меня: "Да как такое вообще возможно, а?!" Да элементарно. Такие мрази чаще всего члены банд или начинающие бандиты. Бандами они направляются в универ через взятку ректору. Ну и да, однажды взяв, ты навсегда попадаешь в чей-то карман. Так ректор вынужден прикрывать эту мразоту и тащить по учёбе. Ну а эти торгуют наркотой, девчонкам в уши дуют... В общем почти всё, что они делают в универе - незаконно. Но всё это прикрывается и замалчивается, поскольку мажоров эти не трогают делая вид, что друзья на век. Ну а до простых студентов всем по-фигу. Ситуация тупо копирует страну в миниатюре. Никто ничего не видел.
Наконец мы приблизились к шакалам. Передо мной встал Резаный.
- Опа! Чикуля! Я слышал, что ты ножками машешь здорово. Может закинешь их мне на плечи?!
Бизон и Гвоздь, шмонавшие студента, с готовностью заржали. Я улыбнулась.
- Резаный, да без проблем!
Раздался недоверчивый гул, а Резаный повернул голову к корешам:
- Слышь, кажись я развлекуху на ночь нашёл! Эта...
Дальше я слушать не стала и со всей силы влепила ему по по развилке футбольным ударом.
- Ууу!!! - выдохнула мужская половина присутствующих.
Резаный сложился пополам и тихо заскулил - болевой шок мог его прикончить. Его кореша рванули было ко мне, но в морды им смотрел мой глок. Отморозки притормозили.
- Ты это... Мы ж тебя порвём! - тихо прошипел Гвоздь с ненавистью глядя мне в лицо, - Я тебя, сука, кусками продам! Тебе не жить!
Бизон молчал. Он не был самым сообразительным, но чуйка у него была.
- На колени, оба! Лицом к стене!
Гвоздь двинулся в мою сторону, в его руке блеснул нож... Ну и сам дурак. Грохнул выстрел, глок выкинул горячую гильзу, колено Гвоздя подломилось, он дико заорал. Ага, теперь ты сильно потратишься на врачей. Поскольку Гвоздь был занят своим коленом, мой пистолет смотрел в лоб Бизону.
- Сам думай Бизон. Патронов у меня хватит.
Шкафообразный Бизон поднял руки и встал на колени лицом к стене. Наконец прибежала охрана и нехотя скрутила хулиганов. Я успела передать ствол Альке, поскольку знала, что меня вызовут к ректору.
Виктор Волкогонов, ректор. Моложавый, очень спортивный, очень успешный. Гоняет на очень красивой машине. Он сидел в своём кресле и смотрел на меня поверх очков.
- Ветрова, это серьёзное преступление. Ты стреляла в человека.
Волкогонов сейчас пытался нагнать на меня страху, подавить. Он хотел подчинить меня и вывернуть ситуацию к своей пользе, ибо скоро с него спросят. Я откинулась в кресле и лениво закинула ногу на ногу.
- Витя, а может ты срочно сходишь на хуй? Чисто для того, чтобы узнать - как оно там?
Он покрылся красными пятнами и вскочил. Его дорогие и стильные очки перекосило.
- Да что ты себе позволяешь?!
- Я позволяю себе то, что считаю нужным. Эти мрази тут не без твоей помощи. Ты меня не выгонишь, поскольку я пойду в полицию. Дело начнут раскручивать, эти недоумки сдадут тебя, и ты пойдёшь организатором ОПГ. Это всего ничего - от пятнадцати до пожизненного. Поднимут эпизоды этих говнюков, там букет знатный - вонь поднимется до небес. Золотые детки побегут от этой шумихи во все стороны, их денежки побегут за ними. Самый лучший универ страны - рассадник и гнездо! И в центре всего этого - ты. Выпей своего вискарика, трахни своего мальчика, успокойся и пойми: у тебя есть всего один выход - сплавить эту шайку и не поднимать шум. Ну и конечно извиниться перед их корешками. Ты конечно сдашь им меня, от такой суки трудно ожидать иного, но если меня грохнут - всё то, что я сейчас тебе рассказала отправится письмом в прокуратуру, в полицию, в суд, в гозбез и корпоратам, чьи детишки тут учатся. Как ты думаешь, у тебя хватит денег, чтобы накормить столько ртов? Ну а мне при самом хреновом раскладе грозит год условно за незаконное хранение. Плюс я начну плакать про то, как тут девушек на вписках насилуют... Ты же понимаешь, что мне просто погрозят пальчиком, потом погладят по голове, вытрут мои слёзки и проводят до общаги. Ну ствол отнимут. А ты опять в говне. Тут ведь всё на виду.
Я встала.
- Не провожай. Я сама найду дорогу.
За моей спиной заскрежетали зубы ректора. Он не был дураком и понимал, что я права. Конечно я немного блефовала, но этого он знать не мог. На следующий день шайка исчезла из универа, полиция так и не появилась. Бандиты за меня тоже почему-то не взялись. Наверное считали, что выхлопа с меня кроме морального удовлетворения не будет, а вот "сжигать" карманного ректора - не с руки.
И вот в такой милой, почти домашней обстановке, я начала осторожно наводить справки о Нике - как учился, с кем водился. Ответы меня слегка обескуражили - их просто небыло! Вообще! Ведь семь лет - это не такой большой срок! Преподаватели все на местах, но от них исходит полное молчание. Значит было что-то нехорошее. Скандал из разряда серьёзных, после которого Ник просто исчез. Как вот мой случай с бандой. Херово. Если Ник не дал о себе знать после вылета из универа - он скорее всего мёртв. Ноя продолжу копать. Есть люди и у них есть языки. Если они не хотят отвечать мне сейчас - я заставлю говорить их потом.
Глава одиннадцатая.
Свёрнутый текст:
Второй курс и восемнадцатый год моей жизни начались сравнительно неплохо. Я и подруги успешно сдали сессию, показав высшие баллы. Заработок с написания работ рос согласно нашим знаниям. На городских любительских соревнованиях я заняла третье место - это открывало мне дорогу в профессионалы.
Всякая мразь в универе казалось немного притихла - труднее стало достать наркоту, пьянки стали чуть тише. Ректор Волкогонов конечно стал моим персональным другом до гроба и старательно придирался по малейшему поводу, но это терпимо. Ещё сочтёмся.
Город бурлил как испорченный желудок - в бесконечной войне банд выделились три основные.
Байкеры под руководством некоего Ворона, который по слухам зарезал своего предшественника, байкера по кличке "Врач", грязным скальпелем. Эти парни зарабатывали контрабандой всего подряд - от людей до наркоты. Но основным своим заработком считали оружие. Они могли достать всё - от аркебузы времён колонизации до зенитных и противотанковых комплексов. Не новых конечно же, ибо те все чипованые. Но и старые "стрелы" могут свалить любой современный вертолёт с неба. А шести килограммовая боевая часть ракеты "Хот" всё ещё пробивала больше метра стали. Да, старое оружие тяжёлое, но убивает ничуть не хуже нового. И байкеры тащили его в город со всех углов, развернув по стране целую сеть. Будучи людьми, любящими исключительно кредиты, они продавали оружие всем - пришёл, спросил, получил. Если нет в наличии - подождал. Просто и честно. Нельзя быть нечестным с пятью тысячами мужиков на мотоциклах. Ну и мелкий рэкет на тех территориях, где они обычно зависали, куда же без этого.
Вторыми по счёту, но не по значению стали нигерийцы. Нигерийцами их называли скорее просто по привычке и цвету. На самом деле в эту банду входили выходцы из всей Африки. Континент, измученный полусотней лет гражданских войн и межплеменных, межконфессиональных и просто захватнических конфликтов стабильно поставлял на весь земной шар не боящихся ничего и никого бойцов. Негры просто не знали иного решения вопроса кроме автоматной очереди. Человеческая жизнь в их системе ценностей была на последнем месте. Им было просто всё равно в кого стрелять, лишь бы дали пожрать, выпить и нюхнуть. Ну а за девчонку не сильно потрёпанную они вообще готовы были перекусывать зубами ломы. Эта милая публика отжала себе очень немалый кусок города, который так и стали величать "чёрный район". Там все обязаны были платить банде, вообще все. Руководил бандой авторитет Мабута. Никто не знал его настоящего имени, происхождения, возраста... ничего. Но в организационных способностях этого человека никто не сомневался - чёрный слушались его как собаки, и даже если бы по району прогуливалась голая порнозвезда с разрешением Мабуты - её бы и пальцем не тронули. Хотя обычную белую девушку там насиловали примерно раз в три часа.
Занимался Мабута так же всем - оружие, наркотики, камушки и лес из далёкой Африки. Но основным своим бизнесом считал проституцию. Каждая дама с пониженной социальной ответственностью должна была засылать четверть своего дохода. Каждый сутенёр ходил под Мабутой. А в Городе, на секундочку, двадцать пять миллионов жителей. Нехилый размах. Размеры особняка Мабуты в пригороде вполне мог заставить какой-нибудь Лихтенштейн заплакать от чёрной зависти.
Третьим человеком по счёту, но скорее всего первым по силе и богатству был Тони Киприани. Его небоскрёб гордо торчал посреди центра Города, демонстрируя всему миру неприличный жест. Тони заправлял всевозможной незаконной фармакологией. Всё, всё что угодно - от антибиотиков без рецепта, то чистейшего с розовинкой колумбийского кокса, от запрешённых, но эффективных средств от насморка, до современных смесей из Китая. Тони продавал любую химию. Любой уличный барыга затаривался у него, именно он заказывал нашим семьям караваны с порошком.
После того, как он подмял или уничтожил всех конкурентов, могущество его стало просто невообразимым.
Кроме основных банд были и помельче - от расовых, до районных опг. Ну и конечно вы спросите: "А какого хера?! Как такое может быть?!" А просто - полиция к сожалению стала четвёртой крупной бандой. Когда многим не самым образованным, но крепким мужчинам дают оружие и власть, но мало платят, они начинают поглядывать по сторонам в поисках иного заработка. И как правило, они его находят. Коррупция пронзила полицию сверху до низу. Избивание задержанных и подбрасывание наркоты и оружия стали таким баналом, что даже либеральные газеты ленились об этом писать. Полиция выбивала долги, крышевала коммерцию, "решала проблемы". Любой здравомыслящий человек, будучи ограбленным на улице, ни за что не закричал бы "Полиция!!!", ибо это привело к ещё большим проблемам.
Конечно же там были честные люди, пытавшиеся помогать гражданам и желающие хоть что-то изменить, но их было слишком мало. Прокуратура, чьей обязанностью был надзор за полицией, просто не справлялась - прокурорских было мало, да и они были людьми. А у любого человека есть цена, просто она не всегда выражается в цифрах.
То же творилось с гозбезопасностью - а им ещё надо было шпионов ловить.
В общем и целом перед компетентными органами встала проблема, озвученная сто лет назад: "Кадры решают всё!" Выпускник нашего универа устроившись в корпорацию средней величины, получал ровно в четыре раза больше, нежели оперативник в полиции. Ага, сидя в офисе, а не на улице. В общем органы могли только смотреть и скрежетать зубами, глядя на то, как молодые специалисты уходят работать в корпорации. Ну а в сами органы шли или идейные, или наоборот - жадные.
Вот такое сложилось равновесие в Городе. Бизнесы и территории поделили, и только трущёбам не осталось места в этом системе...
... Вечер, мы лениво болтали, собираясь ложиться спать. Как вдруг Алька, смотрящая новости в планшете, переменилась в лице.
- Наташа...
Я посмотрела на неё - трясущимися руками подруга протягивала мне планшет, не в силах сказать ни слова. Я взяла девайс, на экране которого мелькали новости.
"- ...горят трущобы. По свидетельствам очевидцев, произошло несколько крупных взрывов. Очевидно, что это были цистерны с бензином и газом, в которых незаконно хранилось топливо для тамошних генераторов..."
Бросив планшет на кровать, я стала быстро одеваться. В голове истерично билось одно слово: "НЕТ!НЕТ!НЕТ!НЕТ!НЕТ!НЕТ!" Я просто не верила в то, что происходит. Уже выскочив из комнаты, я заметила, что Томка и Алька бегут за мной.
Едва я выскочила к дороге и подняла руку, как рядом тормознул таксист. Я посмотрела туда, где должен был быть мой дом и увидела зарево. Плюхнувшись на сиденье, я выдохнула:
- К трущобам!
В это время хлопнули задними дверями подруги. Таксист заартачился:
- Ты с ума сошла?! Там пожар!
Мой глок упёрся ему в нос, а я заорала так, что лобовое стекло треснуло:
- БЫСТРО!!!
Таксист понял, что сейчас такси может поехать без него, а он останется остывающим телом на асфальте, и вдавил педаль газа в пол. Дорога была свободной - мало кто по своей воле поехал бы в этот ад.
ЗА три квартала таксист остановился и сказал:
- Дальше езжайте без меня.
Я выскочила и побежала. Побежала туда, где в пепел превращалась моя жизнь.Сзади бежали подруги.
Ближе чем на два квартала подойти было невозможно - квартал, стоявший через дорогу от нас тоже горел. Кордон из полицейских сдерживал немногочисленных зевак. Я остановилась. Над трущобами поднимался огненный смерч. Пламя взметнулось на сотню метров и ревело, унося жизни двух миллионов человек.
Как во сне я двинулась туда, но на мне повисли подруги. Прижали к земле и говорили, говорили, говорили сквозь плач. Я не плакала. Я просто не верила в то, что произошло.
Говорят, человек, личность, - это набор уникальных воспоминаний. Сейчас большая часть моих воспоминаний улетела в ночное небо горячим пеплом. Улетела мама. Улетела Светка, улетела Анька... Их больше не было. Мне не для кого стало жить. У меня ничего не осталось. И лишь крутилась в голове фраза мамы: "Найди Ника. Живого или мёртвого." Это всё, что осталось у меня от моей семьи.
Пришла в себя я только через два месяца, а до этого просто существовала. Вернувшись к трущобам, я обнаружила, что уже во всю строятся жилые кварталы - кто-то будет жить на нашем кладбище. Кто-то нажился на нашей смерти... Ты, сука, дал мне ещё один повод жить. А когда мы встретимся, ты умрёшь.
Глава двенадцатая.
Свёрнутый текст:
Лишь к четвёртому курсу и девятнадцати годам я смогла оправиться от того пожара. Два года я не улыбалась, не смеялась, не шутила. Душа залечивала огромную дыру в мироздании.
Если бы не подруги, скорее всего я бы не выжила. Алька и Томка окружили меня заботой и пониманием настолько, что периодически мне казалось будто я утром не вылезла из тёплой кроватки и так в ней и балдею.
Они возились со мной когда я с треском проиграла свои первые соревнования. Я просто получала по морде, но поднималась раз за разом. Наверное это было самобичевание, за то, что не уберегла, или хотя бы не была рядом... В общем рефери бой не останавливал и в последнем раунде Алька всё-таки выбросила полотенце. В больницу меня увезли на скорой.
Девчонки не отходили от меня, когда я стремительно покатилась вниз по успеваемости - в голове крутились горячечные планы выбивания информации из всех подряд и на учёбу я откровенно забила. Томка и Алька каждый день старательно убеждали меня учиться, поскольку вылетев из универа я окажусь на улице и буду вынуждена бороться за жизнь, а не искать брата и ту мразь, что сожгла мой дом.
Мысли о самовозгорании, несчастном случае, коротком замыкании и вмешательстве инопланетян я отмела сразу. Да, у нас были цистерны с топливом и газом для генераторов. Но электричество расходовалось не только на телевизоры, но и на добычу и очистку воды, на сигнализацию в схронах, для приготовления еды. Когда у тебя мало имущества - привыкаешь ценить то что имеешь. Каждый элемент нашей энергопроизводящей системы охранялся. И решивший покурить у бочки с бензином вполне миг получить пулю в лоб как предупреждение о недостойном поведении. Это был либо поджог изнутри, поскольку поджигателей снаружи просто расстреляли бы, либо это был авиаудар зажигательными бомбами - однажды парень, пришедший к нам из столичных трущоб, говорил, что власти ночью отбомбились по ним, но в СМИ не было ни слова. Поскольку я пока не могла проверить версии, пришлось вернуться к делам насущным.
Плотно взявшись за спорт, я всё же стала третьей на национальном первенстве и спонсоры подарили мне бюджетный седанчик.
Теперь мы могли колесить по городу в своё удовольствие. С известными ограничениями, конечно же - три молодые и красивые девушки в чёрном гетто вызвали бы фурор, но потом нам пришлось бы ушивать дырочки до исходного размера. И это в самом лучшем случае. Появляться в районе городского рынка вполне можно - район был не богатый, но там была территория байкеров. Поэтому приходилось молча выслушивать их шутки и предложения. В центре можно было гулять почти без опаски, но только втроём - одиноких девушек похищали с улиц всё чаще и чаще.
В городской промзоне открылся тир. Даже не тир, а целый стрелковый клуб. Он занял территорию огромного завода, разорённого "эффективными" менеджерами. Ушлые парни взялись за дело грамотно и вскоре в корпусах были десятки тиров на любой вкус и цвет - от классики в двадцать пять метров с грудными мишенями до помещения со стробоскопами, динамиками, транслирующими звуки перестрелки и появляющимися на доли секунды мишенями. На открытой территории завода появились стрельбища до пяти километров, тактические полосы с лесом зелёным и лесом бетонным. Ну и кусочек леса, отгороженный земляным валом, эти парни сдавали всем, желающим пожарить шашлыки на природе.
И конечно же они открыли тут оружейный магазин. Стреляющего железа, пластика, керамики и их комбинаций было столько, что посетитель сначала час-другой просто потерянно бродил по залам, ошарашенный таким выбором. Уж не знаю, где и сколько они мазали "оси коммерции", но вполне открыто торговали нечипованным оружием - дескать, пулегильзотеку ещё никто не отменял. Патроны также продавали в любых количествах с прогрессирующей скидкой от объёма и статуса в их клубе. Ну и всевозможной тактической одежды с приблудами было хоть залейся.
Байкеры спохватились было, но это место уже облюбовали себе для тренировок силовики всех мастей - от полиции, до гозбезопасности. Ну и частники с корпоратами тоже тут разминались. Поэтому Ворону и его велосипедному клубу оставалось сделать вид, будто всё так и задумывалось.
Однажды мы зашли сюда просто из любопытства и я влюбилась в это место. Я и подружки тут же загорелись желанием вступить в клуб, однако для этого было необходимо сдавать экзамены - не просто стрельбу, хотя и она была, а ещё и тактику и первую медпомощь. Короче парни оказались повёрнутыми выживальщиками. Но мы решили не отступать и по выходным гоняли сюда, чтобы пострелять и походить "гусеничкой" по лесу и руинам.
С учёбой тоже поднажали в нужных местах и проректор сказал, что если я до конца обучения не буду стрелять в людей, он постарается выпустить нас кандидатами наук, поскольку уровень наших дипломных работ вполне такое допускает. Посовещавшись мы ещё подняли цены на наши услуги по написанию работ.
Наконец к нам начали поступать предложения о работе. Сначала дежурная спам-рассылка, которая немедленно отправлялась в корзину. Потом начали приходить автозаполненные формы - "Уважаемый(ая)". Это также отправлялось в корзину. Дальше нас начали агитировать преподаватели, дескать не желаете принять участие в собеседовании и конкурсе компании такой-то? Мы были бы горды и рады! Ага. А ещё вы стали бы немного богаче, поскольку в этом мире ты только товар - наши преподы старательно продавали нас всем, кто даст больше денег. Так что эти предложения так же отправлялись в топку. На этом моменте подружки начали на меня немного коситься - поскольку полагали, что все денежные места займут наши ушлые однокурсники...
- Натаха! Надо шевелить батонами! Мы уже отказали трём нехилым корпорациям! Они такого не забудут! - Алька стояла в ночнушке и агитировала.
Томка молча поддерживала подругу. Я валялась на кровати.
- Во-первых. Они забудут всё, что им не выгодно помнить. Во-вторых. Мы будем отказывать до самого выпуска, поскольку если ты подпишешь контракт сейчас, голожопой студенткой, то там будет стоять одна сумма, а если ты подпишешь контракт самодостаточным кандидатом наук, то сумма будет совсем другой. Мы им нужны, поверь. Не они нам. Сколько нас поступало и сколько нас тут сейчас? Пусть бегают за нами оставшийся год, пусть их белозубые мальчики приглашают нас в рестораны и театры. Это точно также как с парнем - он хочет от нас известного, пусть и суетится. Нам же достаточно сказать "да". И как с парнем, корпорации хотят нас надолго, в жёны, так сказать. Так что надо набивать себе цену до ЗАГСа, а не после.
Девчонки заржали и кинулись в меня подушками, которые я поймала и положила себе под голову.
- Вот так, девочки. И на что вы готовы, чтобы получить подушку обратно? Так же и с потенциальным работодателем - чем больше он тратит на тебя, тем ты ценнее для него.
Я кинулась в Томку подушкой, она ловко сцапала её и положила на кровать.
- Натаха... Откуда ты всё это знаешь?
Я кинула подушка Альке.
- Старшие семьи начинали объяснять законы торга как только ты начинал учиться считать. Поскольку у нас было очень мало всего, то постоянно требовалось продать наше "три" по цене их "семи". Ну а потом бесконечная практика у барыг.
Тамка подала голос с кровати:
- Натах, а ты в какую корпорацию целишься?
Я улыбнулась.
- Ни в какую.
Подруги просто перестали дышать. Наконец со свистом вдохнув воздух, Алька выдавила из себя:
- Чего?!
Я опять улыбнулась.
- Девчонки, у меня есть цель - я должна выяснить что стало с моим братом. Для этого я должна говорить с людьми, задавать им вопросы, а они должны стремиться мне ответить. Для этого нужно либо очень много денег, либо власть. Заработать столько денег быстро - просто нереально, поэтому я выбираю власть. Я пойду работать в прокуратуру и постараюсь стать очень хорошим работником. Тогда у меня появится возможность копаться в прошлом не боясь того, что однажды мне скажут: "Да пошла ты!". По закону прокуратура - независимое ведомство, так что именно она отвечает моим целям.
Девчонки ещё немного помолчали, затем Томка жалобно выдохнула:
- А мы?!
- А вы девочки отправитесь на работу в самую толстую корпорацию с самыми жирными зарплатами и станете очень состоятельными дамами. Потому что прокуратура - это способ и путь для меня. И на этом пути меня ждут такие проблемы, что я не пожелаю их даже врагу. Ну а вы с Олимпа корпоративной власти однажды сможете помочь мне. Потому что когда я закончу, помощь мне точно понадобится.
Глава тринадцатая.
Свёрнутый текст:
Наконец выпускной пятый курс и двадцатилетие. Год был напряжённый - спорт, учёба, членство в стрелковом клубе... Мы выбирались в сауну всего три раза за год - отметить наши дни рождения. Всё остальное время пахали как лошади на свадьбе - шея в цветах, жопа в мыле.
Самая большая спортивная корпорация, делающая деньги на ставках, пригласила меня на чемпионат в качестве "молодого открытия" и "тёмной лошадки" одновременно - чтобы оживить картину возможных ставок. Что удивительно - ко мне ни разу не подкатили в предложением лечь, наверное не воспринимали всерьёз, да и проигрывала я немало.
Сжав жопу в кулак я пробилась в финал, где и уступила по очкам. Обняв свою соперницу и высоко подняв её руку, я отказалась от кабального контракта с промоушеном, заявив, что спорт и спортсмены должны быть свободны и заниматься спортом, а не судами с корпорацией. Такого плевка в лицо никто не ожидал, а за мной начала закрепляться репутация очень честной и прямой девушки. Промоушен конечно страшно обиделся, но самый большой ещё не значит - единственный. В тот же день десяток лиг прислали мне свободные контракты.
С учёбой тоже пришлось напрячься до красных глаз и ночных бдений. Волкогонов обиды не простил, и нам пришлось выдержать такую предзащиту и защиту, что даже некоторые профессора начали ворчать. Но мы защитили наши кандидатские работы досрочно и профессура сразу предложила нам продолжать научную работу. Деньги очень неплохие, при желании на них вполне можно жить.
Стрелковый клуб также не доставил больших проблем: есть требования - соответствуй. Вот мы и учились оказывать первую помощь, передвигаться тактически и стрелять. Как оказалось - вступительный экзамен проходится со своим личным оружием. Ну как бы логично - если ты состоишь в стрелковом клубе, но не имеешь оружия, то зачем тебе клуб?
У меня всё ещё был мой субкомпактный глок, но он был не очень законный и я уже стреляла из него в человека. Это могло вылезти неприятностями и я старалась не сильно светить это оружие. В общем, мы простояли у витрины с пистолетами почти час, старательно споря о достоинствах и недостатках различных моделей. Вы наверное сейчас подумали - что могут знать про пистолеты три блондинки? А вот многое - во первых, классической блондинкой с ярко голубыми глазами была только я. Во-вторых, мы отнеслись к выбору оружия крайне ответственно - так же, как если бы мы выбирали себе дорогую косметику или драгоценности.
И теперь Алька старательно склоняла нас к вальтеровским моделям, Томка склонялась к продукции компании "Зиг-зауэр", я же топила за знакомый глок. Мы стояли уже как полчаса перед обалдевшим продавцом и перечисляли достоинсва и недостатки моделей - от веса и подгонки, до плавности спуска и удобства обслуживания. Наконец мы поняли, что на трёх девушек у нас начинает образовываться восемь мнений. Я обратилась к продавцу:
- Уважаемый, Вы что не видите - у нас проблема! Срочно найдите кого-нибудь, кто мог бы помочь нам!
Парень достал трубу и отойдя в сторонку быстро натрубил кому-то. Как оказалось - натрубил он одному из совладельцев клуба, помешанному на пистолетах  и скоростной стрельбе их них же. "Пистолеро" подтянулся к нам, коротко кивнул и осведомился за проблему. После наших объяснений мужик серьёзно почесал в затылке и озадачился. Долго думал, сопел и оглядывал представленные модели. Наконец вытащил невзрачный двухцветный кусок пластика, выглядящий как полноразмерный пистолет, и представил нам.
- Девушки! Я думаю, что это именно то, что вам нужно!
Мы присмотрелись - курок скрытый, пистоль весь без резких граней, дабы извлекать легче было, планка Пикатини по низу рамки. Ага, фонариком в глаза врагу светить. Но мы молчим, чтобы умней казаться и ждём продолжения. Мужик понял, что мы не поголовно в него влюбились и дар речи потеряли, а информацию дожидаемся, и продолжил:
- Это эф-эн, пять-семь, пластик-сталь. Основное преимущество перед другими моделями - двадцатизарядный магазин. Ещё есть и на тридцать патронов.
Мужик выщелкнул широкий магазин и продемонстрировал нам бутылочный патрончик.
- Пять и семь миллиметра калибр, до полусотни метров прицельная стрельба, до три-А класса броники как тряпку шилом долбит - начальная скорость от пятисот до шестисот пятидесяти.
Повернул ствол к нам рукоятью.
- Накладками можно настроить под ваши изящные ручки.
Я полюбовалась на свой небольшой, но мозолистый кулак. Мужик осознал свою ошибку.
- А чёрные есть? Я в пустыню или леса не собираюсь. - сказала я в основном, чтобы сгладить неловкость.
Мужик кивнул и принял одноцветную модель у подсуетившегося продавца.
- Вот.
Я взяла пистолет в руки. Чёрный смотрелся более компактно и стильно. Хочу.
- Вы девчонки как знаете, но я хочу эту штуку.
Мужика явно подбешивало моё неграмотное обращение к оружию и я решила продолжить получать удовольствие.
- И этих, куда пульки запихивать пяток дайте. И в которые тридцать запихать можно тоже пяток. И фонарик, а то в парадном вечно какая-то сука лампочку выкручивает. Для овцы своей видимо. И куда его спрятать, но не сейф, чтобы носить осторожно, ага.
Мужик подозрительно посмотрел на меня.
- А я мог Вас где-то видеть ранее?
- Конечно! Мы тут уже почти год на пузах ползаем! В клуб стараемся попасть! Весь маникюр на плитах бетонных оставили!
Девчонки утвердительно хрюкнули от смеха. Мужик посмотрел на меня ещё подозрительнее.
- Нет... Точно не в клубе...
- Вы будете вспоминать или продавать мне пистолет?
- Хм... Конечно.
- И нам так же. Только со стразами!
Мужик едва не лопнул от гнева, но собрал нам три комплекта в специальных фирменных кейсах.
- Там осталось пустое гнездо для глушителя, мы можем продавать их только силовикам.
- А нам и не к чему. Пойдём постреляем девчонки! Нам коробочку тренировочных, детских пожалуйста.
Наконец мужик понял, что я шучу и широко улыбнулся.
- А клей для первого класса не нужен? Или тетради в кружочек?
Мы все дружно захохотали, мужик продал нам цинк патронов и любезно вызвался донести его до пятидесяти метрового открытого тира.
По прибытии мы набили магазины и принялись дырявить мишени. Баллистика мне очень понравилась, небольшая отдача также радовала. Подогнанная рукоять удобно лежала в руке. Хорошая машинка. Выстрелов достаточно, целкость на уровне. Отстреляли по три сотни патронов и ни одной задержки.
Мужик внимательно смотрел как мы портим бумагу и явно старался вспомнить мой портрет. В этот момент к нему подошёл здоровенный бугай упакованный в городской камуфляж, разгрузку, тактические берцы, очки и твароновые тактические перчатки. И, бля, с таким тесаком на поясе, что Джон Рембо однозначно одобрил бы. Они перекинулись парой фраз и здоровенный подошёл ко мне протягивая тактический зелёный блокнот с тактической титановой анодированной в тёмно зелёный цвет ручкой.
- Уважаемая, не в труд, распишитесь для сынишки. Он все Ваши бои хранит на флешке у сердца. Говорит, пошёл бы в ваш клуб, да по здоровью он у меня слабоват.
Я взяла блокнот и ручку.
- Звать пацана как?
Александр.
Я широко расписалась на всю страницу: "Держись Саня! Не сдавайся!!! Н. Ветрова." Паста в ручке почему-то оказалась не зелёная. Протянула блокнот и ручку здоровенному и немного опешила - в ответ он протягивал мне нож. Небольшой такой кинжал в тёмно серых ножнах.
- Возьмите. Это от души. Он очень старается глядя на Вас.
Бля. Я видела эти клинки на витрине - это дорого, очень дорого. Взяв клинок, я немного вытянула его из ножен и поцеловала, как это было принято в семьях при получении первого холодного оружия - клинок сбережёт твою жизнь и ты должна уважать и беречь клинок. Чёрный, не бликующий керамопластик ответил тёплой, полированной до идеала поверхностью.
- Спасибо. Трудно будет отдариться, но я очень постараюсь. С таким красавцем мне ничего не страшно.
Здоровенный кивнул и отошёл к своему "пистолетному" корешу. Между ними опять завязалась беседа. Наконец они подвалили ко мне.
- Вы Наталья Ветрова? - начал любитель короткоствола.
- Ага.
- Ну, мы подумали, что Вы могли бы войти в наш клуб по упрошённой схеме.
- Во-первых я не одна, во-вторых мы настолько охуенны, что поблажек нам не надо. Но вы могли бы пойти нам навстречу и устроить экзамен в выходные, желательно в субботу, а то у нас в универе сейчас экзамены. суета и всё вот это вот.
- Конечно-конечно!
Ну и в ближайшую субботу мы ползали в грязи по лесу, обтирали кирпич и бетон в руинах и стреляли, стреляли, стреляли. К вечеру мы стали членами стрелкового клуба.
Но больше всего хлопот нам в этот год доставили агенты корпораций. Три красивых кандидата наук казались лакомой и лёгкой добычей и агенты постоянно старались всучить нам контракты под самыми разными соусами. Но мы были непреклонны.
Глава четырнадцатая.
Свёрнутый текст:
Универ остался позади. Уже полгода я тружусь следователем городской прокуратуры, а Томка и Алька устроились в крупнейшие международные корпорации. Они уже главы крупных отделов и зарабатывают в десятки раз больше меня. Не страшно. Мы так же дружим - вместе посещаем сауну, дискотеку или ходим на пляж. Ну и материалы на очередную научную работу набираем сообща.
Со спортом пришлось завязать - я в очередной раз дошла до финала крупного соревнования и проиграла по очкам. Причина была очевидна - я не могу уделять спорту достаточно времени, чтобы стать чемпионкой. Теперь я хожу в зал только для поддержания формы, так же как и Томка с Алькой.
Также мы вместе ходим в стрелковый клуб где стреляем, в том числе и друг в друга - нас приняли в хардбольную команду клуба и теперь по выходным играем в войнушку под руководством того самого "тактического" амбала, откликающегося на простое имя Иван. Ну а его "пистолетный" кореш оказался Джоном. Парни они были простые и компанейские - помогали нам освоиться. Иван оказался большим фанатом ножевого боя и старательно натаскивал меня в этом вопросе. Джон тренировал меня и подруг в стрельбе из пистолета. Ну и шашлыки мы весело жрали всей командой в кусочке леса.
Теперь про работу. Зайдя в отдел кадров городской прокуратуры, я подала свои документы и заявила, что хочу здесь работать. Кадровичка лениво посмотрела на мои документы, не поверила своим глазам и умчалась. Через пять минут я уже находилась в кабинете городского прокурора.
- Скажите, Наталья, почему сюда? Кажется ваши подруги нашли себе должности намного спокойнее и денежнее?
- Старый законник спокойно смотрел на меня. Он видел многих - жадных до денег и власти, карьеристов, идеалистов... Но знал, что работа здесь - это не короткий забег, это долгий и непростой труд.
Понимаете... Я слишком часто сталкивалась с беззаконием в своей жизни. С самого рождения меня могли убить как бездомную собаку - просто так, ради развлечения. И никто не понёс бы наказания. Я считаю это неприемлемым.
- Но нельзя изменить мир в один день.
- А это значит, что не нужно и стараться?
Я понравилась этому старому лису. Меня запихнули в специализированный университет на пару месяцев, аттестовали и выпустили юристом третьего класса.
После того, как я вышла на работу, мне тут же досталось самое грязное дело - жалобы на сотрудников полиции. Благо, во внутренней сети хранился весь документооборот и мне не нужно было заполнять тонны бумаг - в этот государственные службы пошли по пути корпораций - меньше бумаги, больше дела. В моём планшете с установленным специализированным софтом хранилось всё нужное мне для работы - от типовой документации, до секретных досье. Прогресс. Говорят, раньше сотрудники собирали уголовные дела на бумажных листах, толщиной больше кирпича, жуть какая!
Думаю, что это назначение я получила как испытание - надолго ли меня хватит копаться в человеческой грязи. Наверняка старый лис будет внимательно следить за моей работой.
И вот мой первый пациент - уличный полицейский, на котором пробы ставить негде. Избиения задержанных, вымогательства - этот парень вымазался в каждой грязной луже. И в то же время он знает улицы Города как крыса, знает родную канализацию. Не улицах он ориентируется по малейшим, одному ему известным признакам - такую чуйку можно выработать только годами службы. Он задерживал грабителей по горячим следам, он ловил барыг. Чёрт! Да он переходил дорогу чёрным на их же территории! И это очень тонкое место - он отбил у них молодую девчонку. Такое чувство, что начальство не знало, что с ним делать и решило предоставить это мне. Доказанных эпизодов на нём - как блох. Я могу закрыть его лет на сто. Почему этого до сих пор не сделано я знаю - моего предшественника посадили за взятки. Харви Кейт. Он мог бы стать оперативником, но всё ещё был на улице. А сейчас он дожидается в коридоре у моего кабинета. Ну что ж...
- Кейт! Зайдите!
Дверь открылась и полицейский вошёл. Хотя здесь было бы уместнее сказать: "в мой кабинет зашёл крейсер класса "Киров" - мужик был огромен, за два метра ростом, ширина плеч была такова, что в кабинет он вошёл боком. Лицо жёсткое, как рубленое. Эмоций нет - он видел столько орущих на него начальников и прокурорских работников, что одна молодая девчонка его не слишком пугает. Из досье я знаю, что он заслуженный мастер спорта по борьбе, выступает в средней лиге, это разрешено законом. Ну да, с такими габаритами трудно не быть успешным бойцом.Но из-за пованивающей репутации серьёзные лиги ему отказывают.
Он уселся на жалобно пискнувший стул и склонил голову, изучая меня.
- Здравствуйте Кейт.
- Добрый день.
Голос хриплый, жёсткий и сильный, как у классического солиста хардрок группы.
- Кейт, здесь эпизодов на сто лет.
- Хм... Вам виднее.
- Да, мне виднее. С точки зрения закона Вам место в тюрьме.
- Хм... Может договоримся?
В этот момент я была дико благодарна тому, кто придумал генератор "белого шума", не позволяющий не только записывать разговор, но и банально подслушивать у двери - хитрый прибор воздействовал на все поверхности таким образом, что из кабинета доносилось только непонятное мычание. И эта благодать так же жила в моём планшете.
- Может и договоримся.
На лице Кейта появилась немного презрительная улыбка.
- Сколько?
- Не мало Кейт, очень не мало. Для начала я распишу Вам что будет, если мы не договоримся. Я вас посажу. Очень на долго посажу. Скорее всего пожизненно. Но мне этого не нужно, поэтому если мы не договоримся и мне придётся Вас посадить, то я превращу Вашу жизнь в ад. Посадить к уголовникам я Вас конечно же не могу, но мне этого и не нужно. Вы сядете в обычную тюрьму для ссученных полицейских...
При последних моих словах на лице Кейта мелькнуло бешенство. Ну да, мало кто любит такое определение продажного копа. Но тут момент - Кейт не продавался, он вымогал, отнимал, почти грабил, но он не работал на банды.
- ...А потом я буду навещать Вас. Мы будем сидеть в отдельном кабинете и пить чай с плюшками. А после наших посиделок я буду накидывать сроки кому-нибудь из Ваших сокамерников. Как Вы думаете, скольким мне придётся довесить сроки, пока Вас не объявят сукой? И на сколько у Вас хватит здоровья, чтобы не стать общей сучкой?
Кейт стиснул челюсти до скрипа. Ну да, перспектива хреновая. И ведь выбора у него особого нет. И сделать он в таком раскладе ничего не сможет. Как только он заедет на крытую - он станет зеком, а там другие законы и свидания с прокурором эти законы не одобряют. А уж если я начну навешивать годики его однохатникам... Ему хана. Очень неприятная хана. Наконец он поднял на меня глаза.
- Сколько ты хочешь?
В ответ я достала пустой бланк "соглашения о тайном сотрудничестве".
- И это ещё не всё. Ещё Вам придётся прекратить противоправное поведение и наконец стать оперативником. Вы выйдите отсюда моим человеком или Вас отсюда выведут в наручниках. Решайте.
- Может всё же деньги?! Я могу продать квартиру, машину... Я могу засылать долю со всего, что имею!!!
Хриплый голос слегка дрогнул.
- Нет. Меня интересует только то, что я уже озвучила.
Медленно, будто борясь с собой, Кейт потянул руку за бланком. Бланк лежал на середине стола и так долго эту дистанцию не преодолевал никто. Наконец он взял его и принялся заполнять, едва не разрывая бумагу. И вот заполненный бланк лёг в мой сейф.
- А теперь Кейт проясним пару моментов по Вашей биографии.
Я отключила подавитель, но включила запись. Если Кейт будет брыкаться - мне будет чем его приструнить. Он понял это.
- Ещё один ошейник?
- Да, именно так.
- Ну что ж... Попала собака в колесо...
- Пиши, но бежи. - закончила я поговорку, - Не будем терять время. Я слушаю.
До самого конца рабочего дня Кейт рассказывал о своих художествах. Нда. моя работа кажется гораздо грязнее, чем я думала.
Глава пятнадцатая.
Свёрнутый текст:
Мне уже двадцать два. Отмечали с Томкой и Алькой. Девчонки сняли яхту на день и мы пили шампанское на палубе и сверкали на всю акваторию своими спортивными фигурами. Мимопроплывающие яхты громко дудели, а самцы на них призывно кричали. Чисто маралы, ага. Мои подружки старательно приближаются к вхождению в совет директоров. Вам может показаться. что такие скачки в карьере малореальны, но нет - мы пять лет писали курсовики для "золотой молодёжи", чьи папы-мамы давно трудятся в этих корпорациях. "Связи" так это называется. Папа спрашивает сына о сокурснице такое-то и получает ответ.
За пару лет я заработала репутацию неподкупной и честной работницы. Полицейские, чьё рыльце было в пушку, откровенно боялись и ненавидели меня, поскольку я держала своё слово и несколько неповеривших мне отъехали в петушатник или были утоплены в унитазе. были и покушения, но пока я всё же жива. Но и прокурор публично осерчал и посадил сразу два десятка полицейских в качестве мести за покушение на его сотрудницу.
Также я наработала приличную сеть осведомителей в полиции - работать стало гораздо проще. Обладание репутацией злобной суки, не могущей кушать, пока не посадит полицейского, привело к тому, что я стала узнавать о подробностях преступления раньше. чем оно регистрировалось в дежурной части полиции.
Мой первый завербованный агент, Харви Кейт, честно выполнял возложенные обязательства - на него не поступало сигналов, и он наконец стал оперативником. И стал он хорошим оперативником. поскольку знал Город. В качестве небольшого поощрения я пристроила его в клуб, где занималась сама - до этого он несколько раз получал там отказ. Теперь, когда наши тренировки совпадают, я иногда замечаю странный взгляд этой глыбы.
Не так давно меня повысили в звании и перекинули на особо тяжкие, пока стажёром. Да, это немного не по профилю, но кажется в Городе начинается война - обезображенные трупы находят сотнями, налёты грабителей становятся всё более наглыми и отчаянными, грабежи переходят в перестрелки почти постоянно. Даже мне, стажёру, приходится пахать как следователю. Одно хорошо - можно стребовать себе в группу оперативника... И да, мой выбор был очевиден - со мной работает Харви Кейт. Опросы свидетелей, сбор данных - всё сильно проще, когда за твоей спиной маячит огромный злобный мужик. У нас установились неплохие рабочие отношения. Может быть установились бы и дружеские, но Харви соблюдает дистанцию - может ему причиняет глубокие душевные муки тот факт, что он - мой стукач, может он латентный женоненавистник или педик - мне всё равно. Он отличный работник и я как могу толкаю его по служебной лестнице и помогаю по жизни. Мы давно перешли на "ты", но за пределами службы почти не общаемся.
Очередной выезд - на берег небольшой реки выбросило два трупа, мы едем в моей маленькой машинке к месту преступления. Харви поместился с трудом, он предлагал ехать на его внедорожнике, но я отказалась.
- Наталья...
- Да?
- Ты купила эту машину?
- Неа. У меня денег не хватило бы тогда. Студенткой была.
- Родители?
- Они к тому времени умерли.
- Папик?
- А ты ревнуешь?
- Просто поддерживаю беседу.
- Очень мило. Ты сам-то веришь в то, что я могу быть содержанткой?
- Нет.
- Ну а хуле?
- Интересно. Машинка ухоженная, хоть и не новая. Денег у тебя на неё не было. Взяток ты не берёшь...
- Беру, только не деньгами. Тебе ли не знать.
- Я не об этом. На мои услуги машину не купишь. Вот мне и интересно.
- Это приз.
- Приз?!
- Ага. Я была неплохой спортсменкой.
- Подожди... Так это ты была тем самым "открытием"?!
- Харви, кажется я не сильно постарела. И лицо у меня не слишком изменилось.
Харви будто пытался что-то понять, но не понимал и злился из-за этого.
- Но все думали, что ты станешь чемпионкой! Я просто не поверил, когда увидел тебя в прокуратуре. Думал, мало ли похожих людей.
- Я бросила спорт ради прокуратуры.
- Но зачем?! Ты же...
- Предпочитаю делать справедливость, а не боль.
- Так не бывает.
- Как скажешь. Мы приехали.
Место проишествия. Берег реки. На песчаную отмель вынесло два тела. Суетятся усталые судмедэксперты. Усталые полицейские охраняют место. Усталые фотографы фиксируют картину. Мы остановились у ленты и я позвала старшего бригады экспертов:
- Ходить уже можно?
- Ходите. Мы почти закончили.
Подошли к нему и тут же получили краткий отчёт - бригада торопилась, преступлений много, людей мало. Подробный отчёт я получала в режиме реального времени на планшет. Усталый бригадир немного клевал носом.
- Юноша и девушка, лет по семнадцать-двадцать. Оба многократно изнасилованы и сильно избиты. Лица и пальцы сожжены кислотой.
- Когда анатомы смогут осмотреть их?
- Не знаю, у нас завал.
- Хер с ним, со вскрытием. Сам что думаешь, что у них по потрохам?
- Ну, кажется мудохали их страшно - рёбра в кашу, лёгкие проткнуты, скорее всего всё отбито бесповоротно.
- Ага, потому и не продали их. Кожа и волосы в каком состоянии?
- Ухоженные, ну... то, что осталось после кислоты и рыб.
- У парня гениталии на месте?
- Да. только отбиты напрочь. Мог умереть от болевого шока.
- Ясно. Спасибо док. И ты бы кофейку перехватил. Поехали Харви.
Сели в машинку, хлопнули дверками. У Харви колени к подбородку. Прикольно. Сидит, сопит.
- Куда мы едем?
- В универ. Поверим, не пропадали ил студенты за последние два дня.
- Они обязаны сообщить о пропаже.
- Ага. На третий день. А могут и забыть. Или забить. Ты чего, не учился что ли?
- Нет. Я быдло из трущёб. С моей школой при миссии христианской в универе мне нечего ловить... Лицемеры сраные.
- Из трущёб... Это из тех, где Ворон со своим велосипедным клубом квартирует?
- Нет. Из тех, что сгорели пять лет назад...
Я едва руль не бросила. Ясно. Что-то накопал про меня и хочет использовать. Может собрался втереться в доверие... Но почему не сделал этого раньше? Главное не выдать себя.
- Из трущёб... В полицию. Очень странно.
Харви усмехнулся.
- Ты, девочка из Города, херово представляешь, что такое жизнь в трущёбах. Чтобы выжить, нам нужны друзья. Те, кто предупредит, кто поможет.
Вот теперь всё встало на свои места. Ему под тридцатку, вполне мог поступить в полицию и быть нашим другом, а точнее частью семьи. Теперь понятна его ненависть к бандам и гражданам Города - он волк, лишившийся стаи. Со мной были подруги. С ним не было никого.
- Харви... Там у трущёб был спортивный зал...
- Ну да, Антон Родригович построил. Сгорел как и все там.
Нет, так просто не бывает! Этого просто не может быть! Он точно копает под меня! Но я не такая уж большая птица...
- А бар в квартале от него знаешь?
- Ну да. Там Светка танцевала, - он усмехнулся, - Звезда. Неприступная. У всех слюни текли.  А она после смены с братом своим домой - к сёстрам и матери... Хотел ей предложение сделать да увезти. Слабак... Так и не решился... А потом поздно стало.
Он резко посмотрел мне в лицо.
- Мы же для вас животные, у нас чувств нет.
Я ёбнула по педали тормоза. Покрышки завизжали и машина пошла юзом. Едва не потеряв управление, я в раскоряку запарковалась у обочины. Попутные машины, едва не въехавшие мне в жопу, гневно бибикали. Харви с недоумением смотрел на меня, а я уткнулась в руль и заревела. Годами сдерживаемая плотина эмоций прорвалась и я ревела в голос, вспоминая близких. Лёгкий макияж стильно украсил моё лицо тёмными дорожками. Харви смотрел на меня выпученными глазами: кажется моя реакция - это последнее, что он ожидал увидеть в своей жизни.
А я продолжала реветь, вытирая глаза кулаками и ещё больше размазывая краску по лицу
- Эй... Ты чего?! - Харви Кейт смотрел на мой рёв с таким выражением лица, что я невольно засмеялась сквозь слёзы.
- Ничего. Выходи.
Выйдя из машины, я достала из багажника пластиковую канистру с водой и передала Харви, а сама прицелилась ему в лоб, пока у него руки заняты. Если он сейчас соврёт - я просто пристрелю его и оставлю здесь...
- У Светкиного брата какой ствол был?!
Харви кажется решил, что я немного съехала с нарезки.
- Да какая разница?!
- Отвечай!!!
- Да прятал он его постоянно! Под кофтой, что на поясе носил! А на показ в двумя бабочками игрался!!!
- Как звали Светкиных сестёр?!
- Анька и Наташка!..
- Их фамилия?!
- Ветровы...
Теперь он просто выронил канистру и смотрел на меня так, будто увидел привидение. Либо он гений актёрского мастерства, либо не врёт. Я убрала пистолет, подняла канистру и положила на багажник боком. Приоткрыла крышку, потекла вода. Отлично. Старательно умываюсь, а Харви так и стоит столбом, не произнося не слова.
- Но... как?!
Я закрыла канистру и вытерла лицо.
- А я в универ поступила. Светка меня подготовила. Поехали в универ. Наговоримся ещё. Работа сама себя не сделает.
В универе мы прошли в секретариат и потребовали ведомость посещаемости. Девушка молча повернула к нам монитор. Пробежавшись глазами по привычной ведомости, я отметила два имени. Из одной группы. Поблагодарив девушку, мы выдвинулись в общагу. Вокруг шумела привычная студенческая жизнь, я будто вернулась назад во времени и всё же всё было немного не так, немного чужое. Нет моей группы, нет моих подруг.
В общаге студенты мялись, но Харви, напоминающий строительную конструкцию, маячивший у меня за плечами, всё же настраивал собеседников на нужный лад. Ну и то, что я всего пару лет назад тут училась тоже сыграло свою роль.
Пропавшие студенты были парой. Она была блондинкой с голубыми глазами. Оба отличники. Даже опозданий не было, не то что прогулов. Студенты строили планы на будущее, много общались с окружающими. Пошли гулять и не вернулись.
Поспрашивала студентов про преступность, оказалось, что после приснопамятной стычки откровенных уголовников в универе не было.
Осмотр комнаты парня ничего не дал - обычный студент-первокурсник.
А вот в комнате девушки мы нашли её соседок... И мой портрет с выпускного бала на двери, под которым было написано: "Смогла одна блондинка, сможет и другая!!!" Мотивашка. Соседки пояснили, что девчонка была моей поклонницей. Ректора Волкогонова такое её поведение очень бесило. Отскочили с Харви в неприметный уголок. Харви студенческая жизнь не привычна и он немного растерялся.
- Наташ, ну это... Их похитили, без вариантов. Или в рабство загнать хотели, или продать по кускам.
- Да. С первого взгляда - это очевидный висяк. Промышляющих человечиной банд в городе столько, что нам не хватит трёх жизней...
- А со второго взгляда?
- Ректор Волкогонов. Эта сука могла продать студентов банде. Но доказать мы ничего не сможем.
Я задумалась.
- Значит так. Я даю запрос на прослушку и топтунов, потом мы его пугаем страшными вопросами. Ну и если нам повезёт - он запаникует и выведет нас на банду. Или нам придётся сидеть в засаде в парке. Только вот я не думаю, что бандиты вернутся туда просто на удачу. Они шли именно за этой парочкой - за молодыми, красивыми, здоровыми.
Глава шестнадцатая.
Свёрнутый текст:
- Шеф! Это Ветрова. Двойное убийство с отягчающими.
- Вижу, - прокурор смотрит материалы дела на своём компьютере, поскольку они дублируются с моим планшетом, - Это висяк, Наташа. Скинь полиции, а потом я их выдеру за нераскрытие. Хоть какое-то удовольствие от работы.
- Есть нитка шеф. Тонкая и ненадёжная, но есть. Нужна прослушка и хвост на персонажа. Думаю, что смогу его напугать и он выведет нас на банду.
- Провокация? Хорошо. Мотив персонажа?
- Ненависть. Это ректор университета, где вчера не появились на парах два студента. Они отличники и явно не собирались делать глупостей вроде побега в шалаш. Нормальные ребята.
- Они так достали ректора, что он возненавидел их до того, что бы продать банде на органы?! Наташа, ученики - это конечно мелкие противные гады, но не до такой же степени...
- Шеф, та девушка была блондинкой с голубыми глазами. А ректор всей душой ненавидит меня, однажды я сильно испортила ему жизнь.
- Не по телефону. Сейчас узнаю по прослушке и топтунам.
Шеф отключился. Придётся многое объяснять, но это херня. Подошёл Харви.
- А за что тебя ректор ненавидит?
- Я его на деньги сильно опустила. Он тут крышевал ОПГ, а я одному из них яйца всмятку разбила, второму колено прострелила. Вот ректор чтобы замять это всё и перед их друзьями извиниться, потратился сильно. Хотел всё списать на меня, или же вообще мной с бандой рассчитаться, но обломался.
Я впервые увидела как этот злобный бугай улыбнулся. Честно и открыто.
- Узнаю наших. У нас всего мало...
- ... Но попробуй отобрать. - закончила я девиз трущёб. Зазвонил мой телефон. Шеф.
- Да, шеф.
- Наталья. Прослушку выведут на твой планшет. Топтунов не будет - гозбез всех забрал.
- Шеф, мне за ним с газетой бежать?! И маскироваться урнами? Как в дурных игрушках?
- Угомонись. Гозбез послал тебе маркеры его телефона и машины. Никуда он не денется. Ты одна?
- Нет. Опер со мной.
- Хорошо. Вечером с тебя отчёт. Лично!
Шеф отключился. Блядь! Придётся исповедоваться до донышка. Ладно, может так оно даже лучше.
- Харви!
- Ну?
- Кавалерии не будет. У нас есть маркеры его телефона и машины, прослушка и мы.
- Райские условия. Пойдём?
- Конечно.
Миновав смазливую секретаршу, мы вошли в кабинет к ректору Виктору Волкогонову. Он немного изменился с нашей последней встречи - подрастерял свой лоск и самоуверенность. Что-то загнанное в угол появилось в его глазах. Я молча выложила служебное удостоверение, следом за мной лениво махнул ксивой Харви.
- Здравствуйте Волкогонов. Я расследую убийство двух молодых людей. В университете никто не пропадал?
Взгляд ректора заметался.
- Я не знаю....
- Но это же Ваша работа, так ведь? Вы всегда были так внимательны к студентам.
- Ну прогуляли... Дело молодое. Может похмелье там...
- Может быть. Понимаете, мы нашли два обезображенных тела со следами жестоких пыток. Скоро экспертиза установит их личности. А пока будьте любезны - скиньте мне дела вот этих студентов.
Я назвала имена пропавшей парочки. Волкогонов побледнел и резким движением развязал галстук, будто тот начал душить его.
- Конечно-конечно... Надеюсь, что вы нашли не наших студентов.
- Я тоже на это очень надеюсь. Всего доброго.
Выйдя из кабинета, мы быстро и молча отправились на стоянку к моей машине.
Сидим, ждём. Отметки его машины и телефона мигают у меня на планшете. Машина кстати оказалась гораздо более скромной. Метка телефона так и мигала в его кабинете.
- Вот он. - Харви ткнул пальцем, - Трубу не взял. Умный. Наташ, ты раньше следила за кем-нибудь?
- Нет. Ты мне на что?
- Тогда не спеши. Езжай за ним сотнях в трёх.
- Нахер. Прыгай за руль. Мне ещё надо выпросить спецназ.
Быстро поменялись местами. Харви сосредоточенно ведёт мой тазик, периодически поглядывая в планшет, который я закрепила на приборной панели. Но а я звоню шефу...
- Шеф! Ветрова. Персонаж едет в неизвестном направлении сразу после беседы наплевав на занятия, ведём наблюдение. Есть мнение, что двигает он к банде маленько поплакаться, что его подозревают. Спецназ свободный есть?
Послышался тяжёлый вздох.
- Повиси пока.
Висю, слушая старинную песню "О боже какой мужчина!!!" - у шефа есть чувство юмора, но периодически оно проявляется очень экстравагантно. Харви подал голос:
- Наташ, я знаю куда он едет.
- Я тоже.
Мы ехали в промзону Города.
Тут отступление про городскую промку. Заводов и фабрик на ней очень много, движуха плотная настолько, что периодически кажется, что попал в какой-то водоворот грузовиков и механизмов. Но есть и заброшки, ставшие таковыми в силу разных причин. И эти заброшки могут дожидаться своей участи десятилетиями. Охранять их полностью невозможно, поскольку это крайне дорого для неработающего предприятия. Да, облёты полицейскими дронами производились, но их могли сбить, чтобы выпотрошить дорогую электронику, а ГБР могла поспеть только к остывшему металлолому. Частники за охрану заброшек не брались, ввиду жадности. Таким образом на территории заброшенного предприятия можно было найти от поселения бездомных. до склада с оружием и наркотой.
И вот сюда нас завёл Волкогонов. Наконец певица перестала проедать мне мозг о том, насколько прекрасен мой шеф...
- Наталья...
- Слушаю.
- Где ты?
- Промка. Локацию с моего планшета можно взять, точно я сама не определюсь.
- Есть. Вижу тебя со спутника. Значит так. Спецназ уже летит к вам. Здание возле которого его машина встала?
- Да.
- Хорошо. Сами не суйтесь. Через две минуты отключите все электроприборы, закройте глаза и положите удостоверения, чтобы их было хорошо видно.
- Ясно. Отключаюсь.
Положив трубку, посмотрела на Харви.
- Вырубаем всё, в чём бегают электроны и зажмуриваемся.
- Штурм?
- Да.
Не теряя времени, мы отключили все электроприборы, положили удостоверения на панель и зажмурились.
Три вертолёта шелестели турбинами в тихом режиме. Бойцы спецназа приготовились к выброске и старательно разглядывали данные по зданию. А к самому зданию уже летели ракеты...
Со звуком разбившейся гигантской лампочки сработала ЭМИ-ракета, в радиусе ста метров вырубившая все электроприборы. За ней к зданию устремилась стая шоковых, светошумовых и газовых ракет. Программа вела их так, чтобы накрыть всю область предполагаемого штурма с тройным перекрытием. Они взрывались по мере проникновения в здание. И наконец с вертолётов посыпались спецназеры. Никаких канатов - прыжок, гашение у земли одноразовым движком и штурм.
Полиция, гозбез и прокуратура потеряв в штурмах много достойных парней, принялись наращивать силы и действовать максимально жёстко. Хотя до частных армий было ещё очень далеко.
Парни в брониках быстро пробежали по зданию подавив всякое сопротивление за пять минут. Ещё двадцать минут выводили банду в подъехавшие автозаки.
К нам, стоящим у машины и наблюдающим эту сокрушительную победу подтянулся хмурый старший конвоя. Поздоровавшись с Харви, он обратился ко мне:
- Постановление?
Я скинула ему приказ о задержании на группу лиц.
- Куда их?
- В ИВС. Всех отдельно. Едем за вами и сразу начнём работать.
Пока ехали за автозаком, я оформляла документы. Шеф, смотревший это кино со спутника и слушавший переговоры спецназа, моментально подтверждал все мои распоряжения.
По итогу мы накрыли гнездо банды в сорок рыл. В гнезде уже работают криминалисты и мне на планшет падают их отчёты. Краденые вещи, пятеро юношей и девушек в клетках, угнанные машины в цехах. Оружие и наркота в ассортименте. Само здание было усеяно системами наблюдения и сигнализации - если бы мы пошли туда с Харви вдвоём, нас повязали бы. Я читала данные и офигевала - это не преступность, это, блядь, ёбанная индустрия! Одних клеток для рабов было два десятка!
- Харви!
- Чего?
- Найди мне всех полицейских, на которых можно положиться. Кажется мы ухватили за жопу что-то огромное. И собрать показания надо как можно скорее, пока это огромное не предприняло ответных действий.
Глава семнадцатая.
Свёрнутый текст:
Пока мы ехали, Харви вызванивал всех, кому доверял, чтобы нам помогли с оапросами и допросами. Да, обычно такое не практикуется, во избежание ухода информации, но мне и Харви надо допросить сорок человек, пока не набежали адвокаты и не превратили работу в балаган. Я тоже звонила следователям прокуратуры, которых узнала за время службы и кому доверяла.
- Харви.
- Да?
- Вот этих трёх и нашего пИдагога допрашиваем мы.
- Почему этих трёх?
- Потому что я знаю их как Гвоздя, Бизона и Резаного. Резаному я отбила яйца, Гвоздю прострелила колено.
- Ясно. С кого начнём?
- С Бизона. Он парень не самый умный, но с чуйкой и без лишних понтов.
- Хорошо.
И вот мы уже в маленьком, но хорошо звукоизолированном следственном кабинете ИВСа. Бизон сидит в клетке и смотрит на нас исподлобья. Годы его не пощадили - морщины прорезались на лице так, будто Бизон долго кривился.
- Ну здравствуй Бизон.
Молчание.
- Я понимаю, что говорить со мной тебе впадлу, но тут такой момент - следом за тобой я начну допрашивать Резаного. Как ты думаешь, он станет молчать или будет сдавать вас как стеклотару? Я вот думаю, что он будет крайне разговорчив, потому как он знает, что может выгадать годок-другой у меня. Он сдаст вас Бизон.
- А почему ты решила, что я сдам корешей?
Голос у Бизона низкий и хриплый.
- А ты не сдавай их. Гордо откажись. И я отпущу тебя в камеру. А на суде попрошу для тебя пятьдесят лет, а для Резаного десять. Вы для меня все преступники - ты, Резаный, Гвоздь. Но однажды ты проявил мудрость и остался с непоколоченными шарами и без пулевых отверстий. Прояви эту мудрость сейчас и у тебя будет шанс увидеть свободу. Пойми, мне вообще ваши показания ни к чему - у меня есть пятеро похищенных вами и они мне расскажут такого, что я поседею. И присяжные поседеют. И судья потом поседеет. И закроет вас судья навсегда, как отпетых. И ваше гордое молчание будет только навешивать вам годики. Решать тебе Бизон. У меня доказательств на всех хватит.
Бизон заговорил. Сначала медленно, будто спотыкаясь, но затем его речь полилась свободнее и складнее - нам оставалось только задавать вопросы.
После того, как их выперли, они вернулись в свою банду, где Гвоздь верховодил. Наркота. оружие, люди - всё. Волкогонов периодически наводил их на симпатичных студенток и спортивных студентов. Гвоздь кому-то засылал львиную долю со всего, но кому - Бизон не знал.
- Бизон, двое студентов. Совсем недавно. Что случилось?
Бизон скривился, морщины легли указанными тропами.
- Это Резаный и Гвоздь. Они как девчонку ту увидели, аж пену пустили. Резаный импотент на сто процентов, даже не встаёт у него, а Гвоздь хромает и колено у него болит постоянно. Они хотели тебя достать...
- Но?
- Я не знаю. Может тот, кому долю слали, не хотел шумихи?
- Ясно.
- Бизон, про ту пару подробнее.
Дальше потекли подробности про зверское изнасилование чем попало, избиение и пытки. Гвоздь и Резаный проявили себя настолько, что даже некоторые члены банды отказались на это смотреть.
- А ты смотрел до конца Бизон?
- Да.
- Тебе это нравилось?
- Нет. Но я должен... Я должен был понять, в кого превратился. Наталья... Если не трудно, попроси для меня электрический стул... И пусть моя мама ничего не узнает.
- Хорошо Михаил.
- Нет Михаила. Есть Бизон. Сделай так, чтобы его не стало.
- Я постараюсь. Выведите!
Бизон отправился в камеру. Я устало потёрла лицо руками, стоявший за моей спиной Харви не демонстрировал признаков усталости вообще. Кабан, бля.
- Харви, давай Резаного... Хотя нахер и Резаного и Гвоздя - они меня увидят и тут начнётся клоунада, пусть ими занимаются другие. Давай Волкогонова.
Конвойный привёл Волкогонова. Ректор явно не ждал, что однажды всё так кончится и смотрел на меня с искренним испугом.
- Итак, Виктор... Я с удовольствием послушаю как Вы мне врёте, потом отправлю Вас в камеру спать. Я знаю достаточно, Ваши показания мне нужны только для проформы, можете начинать врать, судья оценит.
Волкогонов посмотрел на меня со странной смесью решимости и страха.
- Если расскажу всё, что знаю - посадишь на особый режим пожизненно?!
Вот тут я немного обалдела - это чего надо так бояться, чтобы проситься в одиночку навсегда?!
- Волкогонов, здесь не рынок. Есть допуски, в которых я могу действовать, не более. Вы же юрист и знаете это не хуже меня.
Он вдруг посмотрел на меня как-то обречённо.
- Тогда я помолчу. Выжить мне не светит, так может хоть смерть лёгкую куплю.
- У кого Волкогонов? Кого ты так боишься? Кому принадлежит эта банда?!
Больше он не произнёс ни слова.
Другие члены банды полностью подтвердили показания и раскололись до самой развилки. Имя того, кому отправлялись деньги знал только Гвоздь, но он так же молчал.
Вечером я имела беседу у шефа на ковре. Уважаемый Сан Саныч делал строгую физиономию, но улыбка прорывалась сквозь седые усы. Я рассказала про свою стрельбу в универе и он решил её пристегнуть эпизодом. Я с дела конечно же снималась ввиду личного фигурирования в материалах, но эту победу он всё равно отметил внеочередным званием и должностью следователя по особо тяжким преступлениям. Я озвучила просьбу Бизона и получила согласие.
- Сан Саныч?
- Чего?
- Эта банда всего лишь часть чего-то большего. Они отсылали кому-то большую часть своих денег.
- Да. Программисты покопались в их сервере наблюдения и выяснили, что с него в эфир регулярно улетал пакетированный сигнал - кто-то очень внимательно смотрел за ними. Как хозяин за своей собакой по навигатору.
- И он проявил себя?
- Самое удивительное, что нет! К банде даже адвокат приехал бесплатный! Видимо есть какие-то другие рычаги.
- Ясно. Разрешите идти?
- Бухать пойдёшь?
- Ага. Как-то говна навалилось сегодня с избытком. Надо немного продизенфицироваться.
- В стриптиз не ходи - прокляну. Там такая мразота сидит, что только появление в одном помещении с ними грозит увольнением. Лучше всего будет, если ты бухнёшь дома, а завтра я разрешаю тебе не появляться на службе. Морально разлагайся, но только так, чтобы никто ничего не видел.
- Спасибо шеф.
- Иди уже. Тебе ещё в ликёро-водочный надо успеть. И хоть пиццу закажи, а то весь день голодная!
- Да-да, дедуля. - проворчала я, выходя из кабинета.
Глава восемнадцатая.
Свёрнутый текст:
Восемь вечера. Нет, восемь часов прекрасного, тёплого, уютного летнего вечера. Я стою у входа в прокуратуру в центре города и думаю, где бы мне по-ловчее забухать. День вымотал меня настолько, что мысли вялые, ленивые и неповоротливые. Подруги заняты. Можно конечно вызвонить их, и они примчатся чтобы я смогла посопеть им в жилетку, но во-первых - это злоупотребление, а во-вторых поводов огорчаться у меня нет. Мы сегодня спасли пять человек и накрыли банду. Я сегодня победительница! И куда бы победительнице забуриться? Шеф ясно намекнул, чтобы я сидела дома... Одна в маленькой съёмной квартирке. Одна... Нет. Ни за что. Дискотека? Нее. Не тот настрой. В стриптиз шеф запретил. Оперу я сама не люблю. Бары на окраинах? Нет. Там стреляют через день. К морю? И там напиться текилой, глядя на закат? Чтобы было о чём говорить? Заманчиво, но не сегодня. Наливаться текилой у моря надо вдвоём с другом. Так что выбора у меня по-сути нет!
- Такси!!!
Машинка тут же тормознула подле меня. Свой тазик брошу здесь: пьяный за рулём - убийца. Уж от прокуратуры-то наверное не угонят!
- В ликёро-водочный, оттуда в сауну.
Дома у меня есть чего выпить, но до дома ещё далеко. И я не хочу сидеть дома одна и пить вино. Так можно стать сильной женщиной, что любит немного поплакать у окна. Домой я приду сильно весёлая и упаду в кровать.
Выбрала пару бутылок хорошего вина и начала квасить прямо в такси по дороге в сауну. Таксист видимо хотел предложить неприличное, но разглядел кобуру подмышкой с торчащей из неё рукоятью "пять-седьмого" и одумался.
В сауне меня встречал знакомый менеджер - стабильность, однако.
- Добрый вечер!
- Симметрична! - полбутылки я успела засосать пока ехала сюда и уже была навеселе.
- Не затруднит ли Вас убрать оружие в сейф?
Поскольку оружие есть почти у всех, а буянов с огнестрелом никто не любит - любое заведение имеет стальные шкафчики, куда можно покласть ствол от греха подальше. Я пожала плечами и сняла "тактичку" целиком - пистолет и два дополнительных магазина. Ключ от шкафчика демонстративно отдала менеджеру.
- На. Храни. Я проебу. Массаж и сауну.
- Массаж как обычно?
- Канешна!
Я как-то немного пристрастилась к этим мальчикам с ловкими пальчиками. Мужика надо себе найти, что ли... А то это начинает походить на суходрочку. Прошла по знакомому коридору, прихлёбывая вино прямо из горлышка.
- О! Моя остановка!
Быстро скинула шмотки, глотнула ещё вина и плюхнулась на кушетку. Ща я буду балдеть!
Привычно тихо вошёл массажист и полил меня маслом... Что-то многовато... он что, готовить меня собирается?! Наконец его руки коснулись моих плеч. Крепкие, сильные и большие. Наверное новичок... надеюсь не газ. Хи-хи-хи! Ну и ладно - новичёк это хорошо.
Парень меж тем взялся за меня серьёзно - я похрустывала и постанывала. Привычной ласки было как-то откровенно маловато. Но мял хорошо, сильно и грамотно - усталость и напряжение постепенно покидали моё тело.
Его сильные руки старательно спускались по спине всё ниже - к одной из моих любимых частей массажа... Он слегка коснулся нижней части спины. я даже не могу назвать это попой, и переключился на ноги! Это чо такое?!
- Эй! Я, бля, полсотни за что выложила?! Где моя радость одинокой девушки?! Чо, бля, за халтура?!
Руки совсем исчезли с моего тела. Ну бля... Ща побежит жаловаться. Я закряхтела, поднимаясь с лежака.
- Бля. ну какого хера, а? Такой день...
- Так вот как ты развлекаешься! - хриплый, сильный и жёсткий голос заставил меня подпрыгнуть.
Передо мной стоял Харви Кейт и ухмыляясь вытирал руки от масла.
- И какого хера Харви?!
- Ну, я подумал, что мы могли бы поговорить.
- И для этого ты меня обломал. Очень тебе спасибо.
Харви широко улыбнулся.
- Если хочешь, я позову массажиста и подожду, пока ты не кончишь с ним.
- Фу! Пошляк!
- Зато правда.
- Не. Настроение ушло. Всё ты со своими лапами и внезапными появлениями...
Вдруг до меня дошло, что я сижу перед ним абсолютно голая и в масле...
- Харви! Вон! Или хотя бы отвернись пока я одеваюсь.
- Ох вы подумайте...
Харви отвернулся к стене, а я быстро оделась.
- Харви, твою мать! Ты мне должен химчистку и сауну!
- Да без проблем.
Не отказывая себе в удовольствии, я ткнула его кулаком в печень...
- Уф!..
- Чо "уф"?! Куда поедем-то?
Харви повернулся ко мне лицом.
- Может к тебе?
- Наглец. А поехали. Один хер мне туда возвращаться.
Харви немного озадаченно уставился не меня.
- Ты вроде как не хочешь этого?
Я фыркнула.
- А чего туда стремиться? Обычная съёмная однушка. Моего там - форма и трусы.
- Но ты же зарабатываешь...
Я пожала плечами.
- Нуу да. Давай по дороге, ага, а то мы тут время чьё-то занимаем.
- Хорошо.
Харви вышел из комнаты, я за ним. Немного испуганный массажист стоял в коридоре. Я махнула ему рукой.
- Всё нормально. Это мой коллега по работе. Никаких претензий.
В холле раскланялись с менеджером, он уверял меня, что в следующий раз мне будет скидка. Посмотрим.
- Пестик мой отдай.
- Конечно-конечно!
Забрав оружие, я вышла из сауны. На улице меня ждал Харви. И его машина...
- Харви... Я же просила тебя перестать нарушать закон...
Передо мной стоял здоровенный внедорожник.
- А это всё налипло раньше. Садись.
Огромная дверь бесшумно и плавно впустила меня в царство кожи и дерева. А ведь я запрещала ему воровать! Многолитровый мотор заурчал и легко понёс машину по ночной дороге.
- Так почему ты живёшь в съёмной однушке?
- А зачем больше? Я туда только спать прихожу.
- И тебя там никто не ждёт?
- Если бы ждал, я тебя не позвала бы в гости.
- Но дом... Он должен быть.
- Мой дом сгорел. Когда я найду ту суку, что виновна в этом и посчитаюсь, тогда можно будет думать про дом.
- Ты считаешь, что трущобы сожгли?
- Нет, блядь! Это спонтанное самовозгорание! Там строились кварталы уже через два месяца!!! Какая-то сука сгребла останки наших семей в траншею и принялась строить свои человейники!!! А нам, сука, даже и свечку поставить негде!!!
- Не кричи. Я знаю что ты чувствуешь.
Я глотнула вина.
- А сам чего думаешь?
- Я думал может война случилась... Нельзя же просто взять и сжечь два с лишним миллиона человек!
- Почему нельзя?.. Сегодня мы с тобой видели человека, который мучает и убивает девушку только за то, что она похожа на ту, которую этот урод ненавидит. У человеческой подлости и злобы границ нет.
- И значит прокуратура - твой способ?
- Ага. Раскусил. Как только я у меня будут полномочия - я тут же начну расследование. Вон мой дом... Ну в котором я живу.
Обычный многоквартирник в отдалённом спальнике. Не очень удобный подъезд, далеко от метро, но не дорого. Я вышла из машины и наконец допила бутылку.
- Пошли. Дома ещё вино есть.
Харви, придавленный грузом новых знаний обо мне как-то смирно пошёл в кильватере. Видимо ждал, что у меня хоромы, а тут конура.
Миновали зассанный парадный, поднялись на этаж по полутёмной лестнице. Я звякнула ключами, открывая дверь...
- Добро пожаловать, дорогая Наталья!!! А... Ну и ты заходи. Сортир там, ванна с ним же. Кухня туда, спальня там. Всё. Двигай на кухню, там у нас важное дело.
Харви скинул ботинки и прошёл на кухню. У меня чисто, можно и босиком. Я убрала оружие и скинула промасленные шмотки, надев домашний халат. Ну, можно приступать к нашему с Харви делу. Давно уже ждёт...
На маленькой кухне гость дисциплинированно сидел за столом. Я достала из холодильника бутылку водки и три стопки. Разлила, накрыв третью стопку куском хлеба, не черным, как предки завещали, а серым, самым дешёвым, тем что мы ели в трущобах.
- Ну давай, Харви... За всех, за них, что в небо пеплом ушли. Не с кем мне поминать их было, не поймут меня подруги, да и не их это печаль. А пить водку в одиночестве нельзя. Теперь вот ты есть... Давай.
Харви молча встал и мы не чокаясь выпили. Ну вот и помянули. За малым дело осталось.
Бутылку мы раздавили не почувствовав. Мрачное бухание, да и только. Вспоминали дом, нашли общих знакомых, помянули добрым словом. Оказывается Харви за тридцать - он одногодка Светки, вместе учились. И семья его с нашей дружила всегда. В общем, Харви - это теперь единственный кусочек моего прошлого мира.
- Ну это... Наташ... Пойду я наверное...
Глава девятнадцатая. 18+
Свёрнутый текст:
Я вскинула на него круглые и очень возмущённые глаза.
- Во-первых! Ты выпил пол-бутылки водки. Это исключает возможность вождения автомобиля. Во-вторых уже поздно. В-третьих ты украл у меня не только сауну и испачкал шмотки, но и обломал оргазм...
Вот тут лицо у Харви стало настолько изумлённым, что я просто не могла остановиться... Или это всё водка?
- И поскольку я ещё девочка, то тебе придётся стараться!
- Ты шутишь?!
- Я похожа на клоуна?! У меня большой красный нос?! Нет. Нету. Двигай в душ, я за тобой.
Харви выдвинулся в ванну, а я быстро прибрала со стола и перемыла посуду - нехер тараканов приманивать.
Харви хлопнул дверью и я быстро юркнула в ванну. Промасленные шмотки и сразу запихала их в стиралку, утром будут сухие и чистые, хоть и мятые.
Стоя под душем, я думала про свой первый раз. Бля, немного страшно. Харви парень немаленький, у него там наверное здоровенный питон! Хотя и сама не дюймовочка - вымахала до ста восьмидесяти сантиметров, и как Светка, отрастила себе красивую грудь, правде немного меньше из-за излишне спортивного образа жизни. Помяла грудь - та немного откликнулась удовольствием.
- Ну готовьтесь, девочки.
Киска гладко выбрита. Я провела пальцами по половым губам. Истома начала подниматься по телу.
- Ну что... Кажется моя роза зацвела. Пора кому-то её уже сорвать.
С лёгкого испуга надела трусики и ночнушку. Чота страшненько. Соберись тряпка! Если что, я его расстреляю.
С этими позитивными мыслями я вошла в спальню...
Харви жёстко пропердолил меня в девственную киску, после чего я две недели ходила в раскоряку.
Глава двадцатая.
Свёрнутый текст:
Что-то начало меняться в нашем гнилом мире - под давлением общественности... Бля, я уже говорю как диктор в телевизоре. Это было не давление - это были восстания. По всему миру прокатилась абсолютно синхронная волна гражданского неповиновения - люди отказывались платить налоги, выходить на работу, останавливали предприятия. Власти поняли, что надо или отрезать интернет и начинать геноцид собственного населения или пора выпустить пар. О том, чтобы всерьёз что-то менять речи конечно же не шло.
Но изменения происходили. Разрешили политические партии, отличные от правящей. Власти стали ограничивать корпоратов в правах, конечно же пока только на бумаге. Всё чаще говорили о верховенстве закона. Под эти разговоры нас, прокуратуру, наделяли всё большей властью - если раньше при мысли о том, чтобы задержать руководителя международной корпорации я бы описалась, то сейчас я всего лишь пропотела бы.
А мне меж тем ужё двадцать три и я живу с Харви Кейтом. Да, в ту же ночь, прямо в душе, он предложил переехать к нему. Я отказала, мотивируя это тем, что мы пьяны и должны проспаться, и только после этого куда-то ехать. Проспавшись у меня было прекрасное настроение и выходной, который мы потратили на мой переезд к Харви.
И стали мы жить поживать и добра наживать, как сказал бы мой руководитель группы Деметриос Оракули, но обо всём по порядку.
Мои подруги наконец вошли в советы директоров крупных международных корпораций исключительно благодаря профессионализму. Мы выпустили кучу научных статей по юриспруденции и собираем материалы для докторских диссертаций. Девочки периодически пытаются утащить меня из прокуратуры, но я непреклонна. Увидев Харви со мной в первый раз эти сучки сделали огромные глаза и пообещали его увести как только я отвернусь. Теперь от Харви я не отворачиваюсь даже во сне.
Год я впахивала стажёром на особо тяжких расследуя убийства, бандитизм, ограбления и всё прочее, где полиция не справлялась в силу самых разных причин. Показатели были очень неплохие и мой шеф, Сан Саныч, радовал меня внеочередным званием и премией.
На фоне общих перемен в прокуратуре решили создать отделы по расследованию особо важных дел. Руководить этим отделом в нашем городе прислали Деметриоса Оракули - успешного и умелого следователя из столицы. Ему определили помещение, полномочия и право выбирать дела и сотрудников. Почему право выбирать дела? А потому что их столько сваливалось на прокуратуру, что расследовать их в порядке поступления означало бы то, что до резонансных дел прокуратура доберётся только тогда, когда всем уже будет все равно. В штат же Деметриос зачислил меня и ещё несколько молодых работников прокуратуры. Из числа самых успешных, конечно же.
Мужиком он был не вредным и любил шутить. Как работник был крепким профессионалом, не жадным до опыта - рассказывал, показывал, объяснял. Одна была проблема с объяснениями - он шагал через пять ступенек, считая, что так могут и должны все. Но когда мы его тормозили - старательно и пошагово растолковывал ситуацию. Повезло в общем. Потому как мог вместо него могли бы прислать ушедшую на должность генерального прокурора Веронику Альбертовну Гросс. Она была настолько махровым профессионалом своего дела, что не стеснялась требовать от правительства и законодательного собрания правки Конституции и основных подзаконных актов определяющих жизнь страны. Дамой она была въедливой, язвительной, но своих не сдавала. Хотя почему-то ненавидела цитирующих её научные работы по юриспруденции  журналистов какой-то лютой ненавистью. Надеюсь, что не попаду к ней со своей докторской к ней на предзащиту. Хотя чему быть - того не миновать. Она уже смотрела мои работы и старательно прошлась по ним в специализированных научных изданиях рашпилем критики, да так, что подруги меня шампанским отпаивали.
Первое знакомство в новым руководителем отдела прошло несколько необычно - он вызвал нас после работы в бар.
Стол, лёгкое вино для дам, пиво для парней и включённый генератор белого шума. Пьём, болтаем. Может вы скажете, что не пристало обсуждать дела в такой неформальной обстановке, но я вам отвечу, что за год жизни с Харви я узнала про полицию и его дела в разы больше, нежели из его докладов. Кстати его соглашение я тихонько извлекла из сейфа и уничтожила, молясь всем богам, чтобы этого не заметили.
Так вот, сидим, общаемся. Это не редкость и не дикость - необычно, что новый руководитель начал не с селекторного совещания и разъёба, а с непринуждённого общения в кабаке...
Наталья?
- Ага, уже много лет.
- Ты же с полицейским живёшь...
- Да, с опером.
- И работаешь с ним же...
- Ага.
Это вообще-то не одобряется, но мне немного пох.
- Хорошо.
- ???
- Ну, общие темы и прочее...
- Ага, мы кроме работы долго не могли подобрать других тем.
- Но подобрали же?
- Нет.
Рассказывать ему про то, что мы оба дети погорелых трущоб, которых грызёт жажда мести, я не стану.
- Послушай, тебе в работе ничего необычного не встретилось? Ты же много дел раскрутила.
Я глотнула вина. Рассказать о своих ничем не подтверждённых подозрениях? А кому, если не ему?!
- Встретилось. Все, кого я посадила были членами разных ОПГ. Но. Их всех объединял достаточно высокий технический и профессиональный уровень. Так же они практически не пересекались друг с другом.
- То есть?..
- У Города появился новый криминальный лидер.
- И?
- Нас ждёт война. Он будет уничтожать всех, кого сочтёт помехой.
- Сейчас в городе три преступных лидера...
- Нет. Это кто-то четвёртый. И он хочет всё. Иначе для чего ему эти банды? Он готовит армию. Скоро Город захлебнётся в крови.
Глава двадцать первая.
Свёрнутый текст:
Получив право пугать граждан страшными словами "следователь по особо важным делам", а тут же активизировали поиски брата. Харви помогал мне как мог, но меня опять ждало разочарование - Виктора Волкогонова убили в тюрьме, а остальные преподаватели университета блеяли что-то невнятное о драке с каким-то мажорчиком. Попытка найти того мажорчика была безрезультатной - его семья выехала из страны. Возможно эта сука заказала моего брата и свалила. Твари. Поиски возможного исполнителя нельзя было начать из-за слишком широкого спектра - нарки, банды... Да кто угодно! Банды старательно жрали друг друга в то время и найти тех, кто мог убить моего брата не представлялось возможным. Я старательно лопатила картотеку неопознанных трупов в надежде увидеть хоть что-то. Так проходили мои вечера, пока Харви, подруги или коалиция их сил не вытаскивали меня из дома.
Подружки наконец подженились, перестав притаскивать на наши встречи стриптизёров и случайных друзей с работы, имён которых я не спрашивала и не запоминала, если говорили. Свадьбы сыграли девушки принципиально с разницей в полтора месяца, чтобы погулять друг у дружки, ну а меня и Харви конечно же затащили свидетелями. Однако события эти в нашей жизни поменяли очень немногое - женихов себе девчонки нашли не в своих корпорациях, а в нашем спортзале. Парни были простые и дружелюбные без всяких понтов "элиты". Так что тусили мы теперь в шестером. Харви сошёлся с парнями и нам было весело и хорошо вместе.
Однако Город вокруг нас чувствовал себя не так хорошо...
- ...Харв, ну ты чего хмурый такой?!
Я приготовила ужин для Харви, поздно вернувшегося с работы, и пока он кушает, я наслаждаюсь тихим семейным счастьем. В полную нирвану не даёт погрузиться мрачная морда лица моего избранника. Отложив столовые приборы, он заговорил.
- Понимаешь... Девчонка к отделу утром приползла. Избитая, босиком... Ну направили её ко мне. Говорит в борделе рабыней была. Бандиты похитили. Били говорит постоянно. Ну я её на осмотр к доку отправил, сам на планшетке результат смотрю. Ну и пишет мне док, что хирургия не коснулась только трусов присланного объекта. И к деторожению не способна в силу того, что имеет XY набор хромосом. Ну и побои множественные присутствуют. Сижу охуеваю. Возвращается бедолага. Спрашиваю: - "Как же так вышло?!", а она мне: "А вот так - похитили, избили, изнасиловали, потом контракт в руки сунули, а на шею петлю надели. Ну а дальше понеслось - гормоны, хирурги и прочее. Был Андреем, стал Анной." Суки, бля. Ну разговорились. Говорит в этом борделе полсотни девушек и ни одной свободной! Все рабыни и все незаконные. Выписал Сан Саныч ордер мне, да рванули мы туда с парнями. Ну положили мордой в грязь охрану. Подошёл в мамке тамошней, ордер сунул, а она веришь, нет рассмеялась мне в лицо!!! Говорит: "Этих заберёте, завтра тут новые будут." Ну попихали мы персонал в автозак, девчонок по машинам своим. Привезли, опрашиваем... А они, ты представляешь, половина не говорит вообще!!! Они от того что с ними сделали так в себя и не пришли!!! Как куклы, ебанный в рот!!!
Я сорвалась со стула и обняла впадающего в лютую ярость Харви. Мотор мужика херачил так, что грозил выскочить из груди. Харви немного успокоился и продолжил.
- Ну вытянул я мамку из камеры. Говорю: "Тех показаний, что есть хватит тебе на четвертной. Скажешь кто хозяин заведения - уложишься в пятнашку." А она мне: "А я мил человек, сама из рабынь-проституток. Мне что по эту сторону решки, что по другую - край. Нас в Городе миллионы. Помолчу - глядишь и поживу ещё." И замолчала. Ну подняли мы документа на здание, на бордель... Всё на покойника оформлено. А человек в администрации, что это дело оформлял, погиб в автокатастрофе. Деньги улетали в какой-то мутный оффшор, типа Палау. В общем - концы в воде. Быки, что бордель стерегли из банды какой-то мелкой. Раскрутили их, взяли банду. И воде как эта банда бордель крышует и девиц поставляет... Но, опять же - деньги улетают куда-то! Скорее банда эта при борделе, а не наоборот!.. Саныч сказал, что упакует всех пожизненно, а я вот думаю что маловато это... Как вспомню этих девиц безвольных - взял за руку и веди, она шагает и глаза пустые. Нет за этими глазами никого... Убили, суки, душу человечью... Головопатологи только руками развели - говорят это на годы работы, не меньше.
Я прижалась к Харви всем телом и обняла. У меня не было слов, я могла и умела поддержать его только вот так. К счастью, это было именно то, что ему нужно. Мой мужчина сипло выдохнул и продолжил.
- Вот так полдня прошло. Затем вызов общий - на магазин, что с наличкой работает налёт. Это днём! В полдень! Отморозь эта в магазин залетела и очередями по толпе, а потом с трупов нал снимать! Сорок, блядь, человек сразу легло! Выскочили они и в джип свой... По газам дали... Так их путь, блядь, трупами выстлан - где пешеходов с остановки смахнули, где на тротуар выехали... А закончился путь этих тварей на перекрёстке, куда выехал автобус со школьниками... В итоге у нас за сотню погибших гражданских и за три сотни раненых. Сколько за эту ночь ещё сотки сложат, я не знаю. Это ж война, Наташ! Это ж сраная война! И мы блядь, явно в ней проигрываем! Я блядь, бутылку водки с напарником засадил прямо на месте проишествия и как в песок! Саныч подтянулся, мы в машине коньяку хряпнули, он говорит: "Ща собаки набегут, кормить пойду, вы сильно не высовывайтесь."
Я знала о проишествии, но видела его лишь в виде отчёта. Харви же ходил среди трупов, чувствовал запах крови и порванной плоти. Ему нужно было выговориться. Глаза Харви незряче уставились в стену - он был сейчас прямо там...
- Набежали шакалы пера, как стервятники, сука, чуют боль и смерть... И хуй бы с ними - Саныч ваш не таких уделывал... Но приехали родители тех школьников... Пятерых от того, что увидели, сразу с инфарктами увезли. Трое на полицейских кинулись... Сука... Но это ещё ничего, Саныч отмажет, ежели по голове кому под камерами стукнешь... Но вот матерям в глаза смотреть... Они ведь не кричат, просто смотрят... Натах, у нас пятеро прямо там значки сдали и ушли. Саныч обратно в машину сел и домой его уже складного привезли.
И это я тоже знала - Демитрос сообщил, пока мы прорабатывали материалы. Знала я кое что ещё, чего Харви не знал - все налётчики были обдолбаны коксом с ядом. Вечером они были бы мертвы. Кто-то просто дал им оружие, машину, понюшку и сказал "Взять!" Они должны были принести денег и подохнуть. Или просто развлечь своего хозяина. Это были нитки. Оружие и наркота. Ворон и Киприани. Утром Харви официально войдёт в мою группу и будет ознакомлен со всеми материалами.
- Харви, давай спать. Утро вечера мудренее.
- Ща малыш. Доем и ляжем.
- Накапать?
- Не. Сопьюсь нахер. Давай на выходных на пляж, а? Томку с Алькой позовём с прицепами их, а? А мы ёбнемся...
- Конечно милый. На нудисткий пляж сходим...
- ЩАЗ!!! Ешё не хватало, чтоб на мою девочку глазели всякие!
- Ну и ты поглазей! Я ж не запрещаю.
Харви крепко обнял меня.
- Мне кроме тебя никто не нужен.
Улеглись наконец. Я тихо слушала дыхание моего Харви и засыпала... А в три утра у нас зазвонили телефоны.
Глава двадцать вторая.
Свёрнутый текст:
Мне звонил Деметриос.
- Наталья!
- Да...
- Банду Ворона расстреляли...
Я немного обалдела.
- Чо, всех?!
- Похоже что да. Поступают рапорты со всей страны о найденных трупах. В трущёбах была бойня час назад. Твой сейчас туда поедет, а ты в прокуратуру подтягивайся. Будем думать, что нам со всем этим делать.
- Еду.
Положила трубку, параллельно со мной договорил Харви.
- Ну что милый, поедешь трущёбы шмонать и тушки байкеров кантовать?
- Ага. После вчерашнего ещё не отошёл, а уже завтрашнее наваливается.
Я чмокнула его в щёку.
- Я на работу, ежели проблемы какие случатся - набирай мне. Если сама помочь не смогу, то Оракули подсобит. Сан Саныч в нежном состоянии, так что всё это повесят на наш отдел автоматически.
Оделись и разъехались по местам службы. Вот так, да. И никого не трогает то, что ты вроде как не на работе.
Прокуратура встретила меня полутёмными коридорами и обалдевшим охранником. Пройдя в кабинет Оракули, я обнаружила, что явилась последней. Деметриос дал мне поспать на пять минут дольше чем остальным. Увидела на столе кофейник и кружки. Супер. Налив коричневой бурды, приняла рабочий вид. Заговорил наш руководитель:
- Итак, теперь когда мы все более-менее пришли в себя и готовы работать, обрисую ситуацию. Байкеров вырезали. По всей стране. Причём именно тех байкеров, что состояли в клубе Ворона. Обычных любителей покатушек и кожаных шмоток никто не трогал, что наводит нас на интересные мысли...
- Предательство. - озвучил один из работников.
- Точно. Кто-то работал изнутри банды и на очень высоком уровне. Достаточно высоком, чтобы быть в курсе о передвижениях всех групп. Кто-то сильно хочет подмять оружейный бизнес. Вопрос в том, что мы будем делать в этой ситуации. Ваши предложения. коллеги.
- Ввести армию в Город и установить комендантский час. - разумно предложил следователь, часто работавший со мной.
- Я уже связывался с генеральным, она вошла в положение и даванула на президента. Но тут случилось странное - мэр города и депутаты встали насмерть против введения войск. Они настолько синхронно орали о вмешательстве в дела города и нарушении принципов федерализма и самоуправления, что президент не нашёл чего им ответить. Армии не будет.
- Подождите, они что, не спят что ли?! - изумилась я, - Время половина четвёртого утра! Там трупы ещё тёплые!
Деметриос грустно кивнул мне.
- Да Наталья, всё именно так. Наш враг показывает нам свои возможности. Кажется политическое правительство Города кушает с его руки так хорошо, что когда он говорит "прыгать!", они даже не спрашивают "как высоко?". Они просто начинают прыгать максимально высоко и далеко... Мы не можем на них полагаться. Что ещё мы можем сделать?
Коллеги молчали. Мы прокуратура - у нас нет силовых подразделений, а в сложившейся ситуации нужна армия, поскольку полицейского спецназа нам явно не хватит. В полиции мы могли полагаться на небольшую горстку сотрудников - остальные просто саботировали бы наши приказы.
- Итак коллеги? Наталья?
Я глубоко вдохнула и заговорила.
- Прежде всего я хочу чтобы все осознали - идёт война и мы в этой войне - всего лишь одна из сторон. Не самая сильная, кстати. Если мы хотим в этой войне победить - нам надо выявить противника и нейтрализовать. Для этого предлагаю арестовать на сутки полковника Рогозова и Тони Киприани. Больше мы их держать не сможем, но эти сутки они не смогут отдавать команд. Их организации будут замедлены в реакции. Таким образом мы подыграем той силе, что начала эту войну и сможем наконец увидеть её. Для нашего невидимки эти сутки станут подарком судьбы - он атакует наркоимперию Киприани. Продажные полицейские скорее всего побегут из города, поскольку арест их лидера - это сигнал. Конечно же надо объявить комендантский час и вывести на улицы Города полицию и армию, иначе стены домов кровью забрызгают по третий этаж.
- Я же говорил, что армии не будет...
- Мы можем попробовать договориться к корпорациями - вряд ли им интересна стрельба в городе.
Один из нашей группы выскочил в туалет.
Деметриос улыбнулся.
- Да, это может сработать. Корпоративная армия сможет помочь полиции, ну а мы сможем ловить бойцов врага. Кто-нибудь да расколется. Итак! Я сейчас постараюсь договориться с корпорациями, одна группа поедет задерживать Рогозова, другая Киприани. Ветрова! Отправляйся туда, где уничтожили банду байкеров и попробуй что-нибудь нарыть - у тебя с полицией самые приемлемые отношения.
Коллеги рассмеялись и пошли к выходу. Нас ждёт долгая ночь. У коллег пищали планшеты, подтверждая получение ордеров на арест.
Выйдя на ступени здания, я обратила внимание на то, что внедорожников припарковано на нашей служебной парковке как-то многовато...
- ВСЕ НАЗАД!!! - истошно заорала я, вытягивая пять-седьмой из кобуры. Коллеги удивлённо посмотрели на меня и в этот момент из внедорожников посыпались бойцы с автоматами.
Я рванула к дверям прокуратуры, когда за моей спиной раздались длинный очереди и шлепки пуль, убивающих моих коллег. Крики умирающих не смогли заглушить выстрелы.
Добежав до двери, я укрылась и открыла огонь по нападавшим, но они быстро сели в машины и с пробуксовками отвалили.
Быстрее! Быстрее! Бегом к своим!
Встав посреди лежащих тел я поняла - спасать некого. В каждом были десятки полевых отверстий. Это война, и мы в ней только сторона...
Подбежал сотрудник, что отходил в туалет.
- Что случилось?!
Всякая война начинается с работы изнутри...
Я взяла его за отворот костюма и надавила стволом пять-седьмого на глаз...
- Ветрова!!! Ты рехнулась!!!
- В общем так, ты сейчас быстро говоришь мне кому звонил, или я тебя пристрелю. Потом скажу, что ты просто подставился под пулю. ГОВОРИ СУКА!!!
- Да не знаю я ничего!!!
- Показывай трубу, тварь!!!
- Я не...
- ПОКАЗЫВАЙ!!!
Дрожащими руками он протянул мне телефон, я быстро проверила историю звонков. Пусто. В записной книжке только служебные номера.
Из Здания выскочил Деметриос.
- Ветрова, что происходит?
Я не опуская пистолета передала телефон Оракули.
- Эта сука сдала нас. Телефон пуст!
Деметриос не стал уговаривать меня отпустить сотрудника. Он быстро связался с оператором связи и запросил историю звонков. На его планшете высветился номер. Оракули повернул его к побледневшему сотруднику.
- Кто это?
- Меня убьют...
- А ты не подумал, что у тебя ствол перед лицом прямо сейчас? И я, как начальник отдела и второе лицо в городской прокуратуре, не возмущён этим фактом? Ты продал нас. Это война и ты по другую сторону. Говори, или я сам тебя пристрелю.
Первый раз в глазах Оракули я видела чистую и незамутнённую ненависть. Сотрудник проблеял:
- Это Белов! Александр Васильевич Белов!!!
- Молодая, но уверенно растущая корпорация?
- Да! Это его синдикат!
- Наташа, я займусь этой сукой, а ты езжай...
Мой телефон разразился мелодией "О Боже, какой мужчина!" - шеф дурно на меня влияет. Звонил мой мужчина.
Не опуская оружия, я приложила трубу к уху.
- Да дорогой...
- Натаха, хватай ноги в руки и пулей ко мне!!!
- Еду зайка.
Убрав трубу, обратилась с Деметриосу.
- Мой звонил. Что-то срочное. По пустякам он не звал бы меня.
Оракули кивнул.
- Я займусь с этой сукой и нашими ребятами. Ты езжай и выясни что там случилось. По решении ситуации - доложись. Лично.
- Ясно.
Я с трудом заставила себя убрать оружие - мы стояли в окружении наших мёртвых коллег и ещё одно тело ничего не изменило бы...
- Наталья. Он нужен нам живым.
- Я понимаю. До связи.
Прыгнув в свой тазик, я ударила по газам - мой мужчина никогда не беспокоил меня по пустякам.
Глава двадцать третья.
Свёрнутый текст:
Я гнала по ночному городу, игнорируя большую часть правил дорожного движения и думала.
Белов - глава корпорации. Корпорация занималась всем - от продуктов питания, до высоких технологий. От налоговой на них сигналов не поступало - приличная такая корпорация, вся в беленьком. Растёт, строит заводы и жилые микрорайоны. Глава корпорации - Белов Александр Васильевич - молодой успешный предприниматель. Не принимает участия в городской политике, на общественные мероприятия скидывается так же как и все. Интервью не даёт, в обществе не появляется. Этакий идеальный коммерсант. Скорее всего он просто зиц председатель, а хозяева корпорации совсем другие люди. Но это нитка. Мы можем спросить его и посмотреть кто начнёт шевелить жопой. Глава корпорации - это не мамка из борделя. Он должен быть в курсе дел.
А чего там Харви нарыл такого срочного?
Подъехав к месту проишествия, тормознула у ленты, означающей периметр места проишествия. Меня встретил полицейский из "чистых".
- Наталья, Харви там, в конце улицы. Там в подвале у байкеров бар маленький был. Идите.
Я кивнула и пошла... Пошла осторожно глядя куда ступать - кругом были трупы...
Байкеры жили своеобразной вольницей. Эта улица принадлежала им целиком и полностью - обычно днём или ночью тут шаталось до тысячи байкеров. Небольшие барчики, магазинчики - всё это принадлежало парням на мотоциклах. Здесь был их дом - пьяный байкер вполне мог первалиться поперёк своего коня и спать посреди улицы - и ни у кого не возникло бы мысли проверить его карманы.
И вот кто-то поставил крупнокалиберные пулемёты и прошёлся по улице кинжальным огнём. Одновременно с этим предатели принялись стрелять по своим "братьям" в упор. И теперь трупы были везде - на улице, в барах и магазинах. Крупный калибр разрывал тела и повсюду валялись куски плоти и оторванные конечности. Пахло кровью - её черные в ночном свете лужи стояли по всей улице. Разорванные тела, конечности... В какой-то момент мне показалось, что это просто кошмар. Вот только это не сон. И это ждёт весь Город - человек с такими методами просто не останавливается. Он не понимает зачем нужно останавливаться. Корпорации решали свои дела в продажных арбитражах и многоходовых комбинациях, до оружия почти не доходило, а если и доходило, то на территории третьих стран.
Кругом усталые работники полиции и экспертизы. Кажется я начинаю понимать логику кукловода - он не только убивает своих врагов, но ещё и изматывает нас и город. Как скоро город закричит - "Продажные копы и прокурорские нихера не делают!!!" Ответ прост - очень скоро. Тогда начнутся чистки, работа ведомств будет полностью парализована. А кукловод сможет без всяких помех... А что он сможет? Подмять наркорынок, оружие, проституцию. Блядь!!! Да даже если кукловод обратится к гражданам и скажет: "Я знаю как надо!!!", то его внесут в мэрию на руках, выпиздив оттуда предшественника. Он сможет всё - охваченные страхом граждане внушаемы и не думают далеко. Он просто положит Город в карман и будет делать с ним всё, что пожелает.
Наконец я добралась до маленького подвального бара. Тут было уютно - полированная барная стойка красного дерева, столы, бильярд, дарс, пилон. Теперь же основной частью бара стали мёртвые люди. Видимо бар был полон и стрельба была очень плотной.
Ёще один полицейский махнул мне от неприметной дверки.
- Сюда пожалуйста. И оставьте телефон с планшетом. Харви просил.
Всё странче и странче. Отдала выключенные гаджеты полицейскому - он тут же сунул их в изолированный кейс. Что за херня тут твориться?!
Прошла по длинному узкому коридору с двойным изгибом и в небольшой комнатке встретила Хрви. В стене комнаты красовалась сейфовая дверь. Из угла на нас смотрела камера... изувеченная автоматной очередью.
- Привет малыш.
Харви был собран и серьёзен, как всегда.
- Привет милый. Что случилось?
- За этой дверью Ворон. Сказал, что говорить будет только с тобой, и что у него там авиабомба. Старая, но большая. Сказал, что если Ворону суждено умереть, то об этом узнает весь мир.
Мне стало не хорошо. Чего этот придурок задумал?!
- Ладно, поговорим.
Харви нажал на кнопку домофона.
- Ворон. Она здесь.
- Вижу. Пусть заходит. Одна. И не чуди, а то весь коридор зарином заполню.
- Ясно.
Зажужжали сервоприводы и полуметровая дверь открылась. За ней небольшое помещение и ещё одна дверь. Шлюз. Я зашла, дверь за мной закрылась и открылась вторая. Пройдя я оказалась в убежище Ворона, обставленном как шикарный кабинет - полки с книгами, дерево, тяжёлая винтажная мебель. Хозяин помещения сидел за столом в глубоком кресле. Простреленный в пяти местах. Ворон похрипывал, но в первой помощи не нуждался - повязки выглядели криво, но помирать байкер не собирался.
Я присмотрелась к Ворону - здоровенный мужик, чёрные волосы, чёрная борода. Ну и вся эта их кожаная атрибутика - штаны, косуха.
- Чего хотел, Ворон?
Ворон махнул рукой на кресло перед его столом.
- Падай. Если будет у нас разговор, то в ногах правды нет, а не будет, так хоть умрёшь отдохнувшей!
Он засмеялся и закашлялся. Я села.
- Значит так, подруга. Я сдаю тебе эту суку, что меня уделала, а ты делаешь мне новую морду и провожаешь из страны. Тут я потерял всё, даже чуйку свою. Валить мне надо.
- Сделать тебе морду я могу по программе защиты свидетелей...
Ворон рассмеялся.
- Подруга! Если обо мне узнает кто-то кроме тебя и твоего парня - мне хана. Тут же. Всё надо делать самим. Я никому не доверяю, но у тебя репутация... Или мы сейчас отсюда уходим втроём и ты решаешь мои проблемы, или я отправлюсь в Вальгаллу с этими трущёбами - у меня тут старенькая АВБПМ лежит.
- А ты псих.
- А я знаю. Мы договорились?
- Ворон, допустим я найду деньги. Ты как себе представляешь наш визит в клинику?
- Он задумался.
- Да уж. Засветка получается. Ну тогда деньги. Полумиллиона мне будет достаточно. Но ты должна вывезти меня за город и дать тачку.
- У тебя есть чистая карта?
- Да.
- Мне нужно позвонить.
Ворон протянул мне смартфон.
- Здесь есть всё что нужно и нет того, что мне не нужно. Звони.
Я набрала Томке.
- Тома.
- Натах... Пять утра...
- Знаю. Мне нужно пятьсот тысяч прямо сейчас. Без лишних вопросов.
- Уф! Когда тебя выгонят из прокуратуры - ты будешь работать у меня, а не у Альки!
- Согласна.
- Диктуй куда деньги слать... Эх. накрылась моя яхточка...
Продиктовала номер карты, который показал мне Ворон. Байкер проверил перевод и кивнул мне.
- Спасибо Томочка.
- Обращайся. Чмоки-чмоки!
Отдала трубу Ворону.
- Итак Ворон...
- Пусть твой парень подгоняет ваши тачки по этому адресу и ждёт. Ну а мы с тобой прогуляемся.
Через полчаса петляний по бетонным коридорам мы вышли в небольшой переулок, где нас ждал Харви, перегнавший сюда свой внедорожник и мой тазик.
Ещё через полчаса мы встречали рассвет за городом. Мой тазик я отдала Ворону. Он бросит машину у границы и я смогу получить её обратно. Не теряя времени Ворон начал свой рассказ под запись.
- Всё началось лет десять-двенадцать назад. Появился парень. Молодой. амбициозный и полностью без тормозов. Он предложил мне свои услуги в самых грязных делах, типа ликвидации конкурентов. Я ради смеха заказал ему крупную банду и он их уделал. Не один конечно же. У него тоже люди были. Но заказанная мною банда исчезла за одну ночь. Этот парень никого не боялся, ни о чём не сожалел. Мне иногда казалось, что у него вообще нет эмоций. А ведь мы с ним за эти годы даже подружились.. Ха! Пиво пили вместе... Он смотрит на стриптизёршу и вроде как подсчитывает что-то... А потом мне "Пять сотен тебе за неё даю, что скажешь?", я ему "свободная она!", он посмотрел на меня и говорит "это не важно". В общем с его помощью я взобрался на контрабанду оружием и ножки свесил. Забронзовел, придурок. Он половину моих ребят купил, сука. Но пока про другое. Лет семь назад он предложил мне серьёзно вложиться в недвигу - дескать есть маза построить на пустыре кучу домов и с этого сильно подняться. Я спросил где. Он показал на трущёбы. Говорю, там люди живут и не самые простые и добрые. Он сказал, что предложит им сделку, от которой невозможно отказаться. И заказал у меня несколько десятков разных караванов через их схроны для своих грузов... Это когда трущёбы запылали, я понял, что он меня подставил положив в грузы зажигательные бомбы. Я с Киприани тёр за это - он тоже в этой херне законтачился. Долю он мою вернул честно, но дружба у нас разладилась. Он стал уважаемым человеком, главой корпорации Александром Васильевичем Беловым, а я так и остался Вороном. А теперь ему моего хлебушка захотелось.
Ещё час Ворон проговаривал подробности своих дел с Беловым. Люди, места, способы - Ворон сдавал нам свою жизнь за последние пятнадцать лет и получалось, что именно Белов его вырастил как свинью, а теперь собрался зажарить и съесть. История взлёта и падения оружейного барона Ворона легла в мой планшет. Ворон засобирался.
- Ну вот и всё. Поеду я пожалуй...
- Бывай Ворон. Береги себя.
Байкер повернулся к нам спиной и сделал первый шаг к машине...
Харви потянулся за пистолетом, но я успела раньше - чёрное лезвие моего кинжала дважды быстро пронзило печень Ворона, заставив его осесть на землю. Он потянулся за оружием, по Харви его опередил и откинул пафосного "Орла пустыни" пятидесятого калибра подальше от умирающего байкера. Я быстро обыскала хрипящего бандита и забрала карточку с деньгами.
- За... что...
- Ворон, ты был плохим человеком и поводов для твоей смерти предостаточно. Но у нас есть очень конкретные поводы, и их чуть больше двух миллионов, тварь. А теперь помучайся, доставь нам удовольствие.
Глава двадцать четвёртая.
Свёрнутый текст:
Девять утра. Сидим в кабинете Оракули. Я, Харви и сам Деметриос. Из моего планшета льётся признание Ворона. Оракули молчит. Наконец запись кончилась.
- Где он?
Ворон надиктовал нам это у себя в убежище и скрылся в неизвестном направлении. Видимо хотел поднасрать врагу нашими руками.
- Хм... Для суда этого маловато. Но вот для очной ставки и для начала дела - вполне достаточно. Я договорился с тремя крупными корпорациями, они дадут войска. Им тоже не интересна война на улицах Города. Харви. Берёшь спецназ и отправляешься за Мабутой. Нам есть что ему предъявить. Я пойду за Киприани. Наталья, ты арестуешь Белова. Его стукач в наших рядах раскололся до дна. Так мы выгадаем сутки мира для Города. Затем я передаю все материала генеральной и пусть она давит на президента. Мы не можем рассчитывать на милость корпораций - сейчас они дали войска, завтра заберут. Если в Город не войдёт армия, то мы бессильны - нас и самих просто перестреляют. Включите камеры - все ваши действия сразу лягут в материалы дела. Также спецназ пусть не вздумает отключать запись. Вам будут приданы сильные отряды из частных армий на случай сопротивления. Гребите всех, кто стоит рядом с главарями! Мы должны парализовать из организации! Вопросы?
- Рогозов.
Да. С этим придётся подождать. Нас только трое, больше я никому не доверяю. Сан Саныч слёг с инфарктом, его полномочия переданы мне. И не для протокола... Если они будут сопротивляться, это даже к лучшему. У нас просто нет достаточно сил, чтобы провести качественное расследование. Нет человека - нет проблемы. Вы меня поняли?
- Так точно.
- Тогда поехали. Адреса фигурантов у вас в планшетах.
Вышли из прокуратуры. Следы ночной бойни уже смыты со ступеней. На стоянке запарковались десятки броневиков с корпоратами и спецназом. Вроде ещё не стреляют друг в друга, значит есть надежда, что когда запахнет горелым, они будут палить в одну сторону.
Ко мне подошёл командир группы и доложился. Ух! Мне дали маленькую армию!
- Отлично командир. Вот по этому адресу находится штаб квартира интересующей нас корпорации. Её глава - наша цель. Действуйте максимально жёстко. При малейшем сопротивлении открывайте огонь. Я не хочу больше видеть трупы хороших людей.
Морда командира спецназа расплылась до ушей.
- Сделаем.
Рядом аналогичные указания выдавали Деметриос и Харви. Им будет гораздо труднее - у Киприани армия хоть и маленькая, но крайне профессиональная. А вот у Мабуты наоборот- легион отморозков. Я пересеклась взглядом с Харви и послала ему воздушный поцелуй. Он улыбнулся и поднял большой палец. Поехали.
Я села в свой тазик и выехала вслед за последним броневиком приданной мне группы. Это только в глупых фильмах следователь возглавляет операцию по штурму и захвату. Моя работа - наблюдать за законностью и предъявить ордер. Ну и руководство следственной группой, которую ещё надо будет вызвать. Но всё это только после штурма. Надеюсь парни разнесут там всё на клочки - мёртвые показаний не дают, но и не отпираются особо.
Приехали. Моя армия уже разворачивается, оцепив квартал полицией и блокируя связь. Я подошла к командиру и получила доклад.
- Чипованного оружия в здании нет. Сканирование выявило только офисный планктон. Кажется нас не ждут.
- Один хер - берём здание под контроль.
Я нашла телефон приёмной этой корпорации. Мне ответила испуганная девушка.
- Дда?..
- Это следователь прокуратуры Ветрова. Через три минуты мы войдём в здание. Всем оставаться на своих местах. Сообщите это по внутренней связи. Если увидим хоть малейшее шевеление - закидаем вас гранатами. Ясно?!
- Да...
Я положила трубку и посмотрела на часы. Затем на стоящего рядом командира. Он довольно кивнул. глядя на свой планшет, куда стекалась оперативная информация с дронов наблюдения и со спутника.
- Всё отлично. Она только что рассказала по громкой связи о нашем визите. Никакого движения не фиксируется.
- Ну так пойдём поздороваемся.
Он кивнул и произнёс в рацию одно слово:
- Работаем.
Спецназ и корпораты слаженно и быстро вошли в здание. Растекаясь по этажам и помещениям, они проверяли всё на признаки сопротивления и угрозы. Не обнаружив таковых, спецназ блокировал коммуникации и любое передвижение сотрудников. Пять минут. Эти парни очень хороши. Жаль только наших тут только пятая часть, остальные - частники.
Вошли в огромный стеклянный холл здания и направились к нервничающей девушке на ресепшене. Я достала планшет и скинула ей ордер и предъявила свои документы.
- Александр Васильевич Белов у себя?
- Да...
- Хорошо. я к нему.
Покатавшись на лифте, мы вышли на этаж главы компании о обалдели - весь этаж был его кабинетом!!! Одно помещение с единой стеклянной стеной окна! Спецназ пополам с корпоратами уже рассыпался по помещению. Хозяин кабинета непринуждённо стоял к нам спиной у окна и смотрел на Город, заложив руки за спину. Свет был выключен - видимо он не хотел смотреть на блики в стекле окна, он хотел смотреть на город.
Я и командир подошли к нему, он не повернулся.
- Александр Васильевич Белов! Вы арестованы по подозрению в организации преступного сообщества, заказных убийствах, торговле наркотиками, оружием. Также Вы обвиняетесь в геноциде населения трущёб путём поджога.
Он усмехнулся.
- Ты первая кто про них вспомнил. Меня часто упрекали в разном, но вот про них никто и никогда не вспоминал. Это забавно.
Он наконец повернулся ко мне лицом. Высокий, стройный блондин. Свет от окна не позволял рассмотреть лицо в деталях.... Но его глаза сверкали ярко голубыми вспышками.
- Включить свет!
Мою команду тут же выполнили. Холодный свет залил огромное помещение.
Передо мной стоял мой возмужавший брат Ник.
- Ну здравствуй Наташка. Я ждал тебя так долго.
Как?! Зачем?! Почему?! Какого хуя?! Миллион вопросов и ни одного ответа. Я стояла в шоке и ничего не понимала. Я не верила.
Ник меж тем улыбнулся.
- Давай поговорим сестрёнка... Только кажется здесь слишком много лишних ушей...
Последние его слова потонули в грохоте выстрелов - корпораты расстреливали спецназ. По отдалённому грохоту, я поняла - в здании убивают моих людей. Рядом упал командир спецназа с дыркой во лбу. Пять секунд на всё про всё. Я лишь успела вытянуть пать-седьмой и направить в лоб Нику. Он снова улыбнулся.
- Ну же, Наташка! Не будь такой букой.
На меня смотрел десяток стволов. Любая война начинается изнутри...
- Почему? - наконец-то я смогла выдавить из себя только одно слово.
- А почему бы и нет?! - Ник казалось был рад возможности поговорить. - Почему нет, Наташа?
Я дёрнулась, когда он произнёс моё имя. Мне показалось. что он испачкал его.
- Я расскажу тебе кое что, чтобы ты смогла понять меня. В универе я столкнулся с богатенькими шлюхами обоих полов, что пылесосили кокос прямо на парах, а препод улыбался отечески - ибо чем бы дитя не тешилось. Они сдавали экзамены за бабки и всех это устраивало. Я начал продавать им наркоту. И ты знаешь, кажется это устраивало всех! Даже преподавателей! Детишки никуда не бегают, сидят на парах... Потом одну такую шлюху я убедил, что лучше ей трудиться по призванию. Потом другую... Третью. Они же шлюхи, сестрёнка!!!
Я опять дёрнулась. Мне было противно осознавать родство с этим человеком. Он не замечал моих эмоций и продолжал свой рассказ.
- И я понял, что эти шлюхи созданы для того, чтобы ими пользовались. Они всего лишь материал. У них было всё, но они это просрали. У меня не было ничего, но я не упустил свой шанс!
- Наш дом... - наконец я смогла выдавить ещё два слова.
- Сестрёнка, может опустишь пистолет? Нет? Ну как хочешь. Только стрелять не надо - парни нервничают.
Бойцы осторожно приближались и брали меня в полукольцо. Так, чтобы Ник не попадал на линию огня.
- Я не виноват с тем, что случилось в трущобах! Это всё тупорылые старшие семей! Я предложил им свалить! Я даже денег им предложил!!! Им надо было просто уйти! Я не виноват в том, что они оказались упёртыми идиотами!!! "Куда мы пойдём?!", "Чем мы будем жить?!" А мне насрать!!! Я выжил!!! И вы живите!!! Протяните руку и возьмите!!!
Он потерял своё напускное равнодушие и почти кричал.
- Мама... Светка... Анька....- при моих словах его лицо исказилось от боли и ненависти.
- Это всё вина старших!!! Я не мог отказаться!!! Слишком много денег! Слишком влиятельные люди!!!
- Ворон, Киприани, Мабута, Рогозов?
- Да. И скоро они тоже заплатят. Так уж сложилось. Я тоже страдал Наташа.
Я прикусила губу, чтобы не заорать от ненависти и едва не нажала на спусковой крючок.
Глубоко вдохнув, он улыбнулся.
- Но надо жить, сестрёнка! Этот город прекрасен своей продажностью! Он как те шлюхи, будет делать всё, что скажешь! Надо только найти подходящие кнут и пряник.
...Красивый блондин, глава корпорации, миллиардер, встал перед красивой строгой девушкой в форме прокуратуры, что целилась в него из пистолета. За его спиной десяток бойцов целились в девушку из автоматов.
Он протянул ей руку.
- Ну же Наташа! Ты можешь встать со мной рядом! Ты можешь править этим городом! Ты можешь жить!!! Жить по настоящему! Ни в чём себе не отказывая! Я могу сделать тебя кем ты захочешь!!! Возьми мою руку и ЖИВИ!!! У тебя нет выбора!!!
Девушка немного склонила голову и казалось задумалась. Затем посмотрела в глаза брату и улыбнулась.
- Знаешь... Я думаю, что лучше умереть человеком, чем жить монстром.
Одиночный пистолетный выстрел потонул в грохоте автоматов.
Вот я и допилил и обозвал эту штуку. Всем, кому будет интересно посмотреть на немного допиленный вариант, легко найдут этот текст на Фикбуке - я пока единственный, кто написал фик по "Злу".

 
3
Ответить
#2
Я поддержу писателя, так как отсутствие хоть какой-то реакции сильно бьет по психике aggressive

Признаюсь честно - не дочитал. Не потому что плохо, а .... просто не зашло. Желаю успехов в своих начинаниях и множество благодарных читателей.

 
1
Ответить
#3
Дочитал. Очень серьёзная девочка smile

 
Ответить
#4
(23.07.2019, 18:42)331abbff писал(а): Дочитал. Очень серьёзная девочка smile

Не мы такие - жизнь такая.

 
Ответить
#5
@28d7847f, чего то напомнило сразу, все и много)))
А дальше что? Так?
Свёрнутый текст:
Two households, both alike in dignity,
In fair Verona, where we lay our scene,
From ancient grudge break to new mutiny,
Where civil blood makes civil hands unclean.
From forth the fatal loins of these two foes
A pair of star-cross'd lovers take their life;
Whole misadventured piteous overthrows
Do with their death bury their parents' strife.
The fearful passage of their death-mark'd love,
And the continuance of their parents' rage,
Which, but their children's end, nought could remove,
Is now the two hours' traffic of our stage;
The which if you with patient ears attend,
Помилостивей к слабостям пера —
Их сгладить постарается игра.

Мне почему то напомнило фильмец 1996 года)))
И кто говорит плагиат, а я говорю традиция))) Но завязка классная.

 
Все не так, как вам кажется.
Ответить
#6
(23.07.2019, 19:38)82a4c5cf писал(а): @28d7847f, чего то напомнило сразу, все и много)))
А дальше что? Так?
Свёрнутый текст:
Two households, both alike in dignity,
In fair Verona, where we lay our scene,
From ancient grudge break to new mutiny,
Where civil blood makes civil hands unclean.
From forth the fatal loins of these two foes
A pair of star-cross'd lovers take their life;
Whole misadventured piteous overthrows
Do with their death bury their parents' strife.
The fearful passage of their death-mark'd love,
And the continuance of their parents' rage,
Which, but their children's end, nought could remove,
Is now the two hours' traffic of our stage;
The which if you with patient ears attend,
Помилостивей к слабостям пера —
Их сгладить постарается игра.

Мне почему то напомнило фильмец 1996 года)))
И кто говорит плагиат, а я говорю традиция))) Но завязка классная.

Я по заграничному ничего не понял, но таки да - это фанфик. На какое произведение фик - напишу когда закончу. И тогда же дам название... Но это не точно.
Вчитался во вражеские буквы и кажется догадался о чём ты:
"Две равно уважаемых семьи
В Вероне, где встречают нас событья..."
Нет камрад. Я заготовил историю гораздо страшнее.


Поклал ещё немного текста.


И ещё немного букаф.

 
Ответить
#7
Не зашло. Много лишних слов. Но за старания +

 
Hi! How you doin'?


Ответить
#8
(25.07.2019, 04:18)1a811118 писал(а): Не зашло. Много лишних слов. Но за старания +

Спасибо конечно, но каков же Ваш идеал литературного произведения?


И ещё немного текста.

 
Ответить
#9
@28d7847f, хайку?

 
Ответить
#10
(25.07.2019, 16:36)a6a76f1 писал(а): @28d7847f, хайку?

Эээ... Чего?


И ещё немного слов.

 
Ответить
#11
@28d7847f, чего ту аву убрал? :(

 
Ответить
#12
(25.07.2019, 18:50)8092c0d4 писал(а): @28d7847f, чего ту аву убрал? :(

А чем эта не норм?! Милаха же! Да и я в кадре частично присутствую. А ту где я со своей старушкой убрал потому как писал где-то в теме "Этa", что надо бы мадам нового материала подкинуть для "проката" меня красивого в её творчестве. Но боюсь мои труды пропали втуне - мадам свалила и не порадуется за меня.

 
Ответить
#13
Поклал ещё немного текста. На вдохновении получилось чуть больше обычной главы.

 
Ответить
#14
Дальше этого ниасилила
(23.07.2019, 16:07)1996aa04 писал(а): Добро пожаловать!!!
слишком многа букф. Можно тезисно описать о чем сей опус?

 
Вы ведите, дороги
В край, где небо не строгое,
Там, где небо не строгое,
Может, ждут нас давно.



Ответить
#15
(29.07.2019, 21:49)fce6ec34 писал(а): Дальше этого ниасилила
(23.07.2019, 16:07)1996aa04 писал(а): Добро пожаловать!!!
слишком многа букф. Можно тезисно описать о чем сей опус?

Моё почтение.
Как ты однажды мне писала: "Пока не создашь криминальной империи, не поймёшь игры." Цитата не самая точная, но смысл передаёт. Надо погрузиться в повествование, почувствовать героя, его мироощущение...
Но если кратенько, тезисно... то о любви.

 
Ответить
#16
@28d7847f, Пробежалась глазами по диагонали, слог суховат, как рапорт или отчет о проделанной работе. Но в целом миленько, буковки в слова складываются, а те в свою очередь в предложения, просто алхимик слов, никак не меньше. Для игр слишком литературно, для литературы слишком казенно что ли. Все четко описано, где, когда, в каком количестве и росписи понятых внизу, а где простор для полета? Где искрометный юмор и тонкая ирония? О, я поняла к какому классу можно сие отнести, к журналистике, вполне на уровне всяких блоггеров с яндекс дзена.

 
Вы ведите, дороги
В край, где небо не строгое,
Там, где небо не строгое,
Может, ждут нас давно.



Ответить
#17
(30.07.2019, 10:01)fce6ec34 писал(а): @28d7847f, Пробежалась глазами по диагонали, слог суховат, как рапорт или отчет о проделанной работе. Но в целом миленько, буковки в слова складываются, а те в свою очередь в предложения, просто алхимик слов, никак не меньше. Для игр слишком литературно, для литературы слишком казенно что ли. Все четко описано, где, когда, в каком количестве и росписи понятых внизу, а где простор для полета? Где искрометный юмор и тонкая ирония? О, я поняла к какому классу можно сие отнести, к журналистике, вполне на уровне всяких блоггеров с яндекс дзена.

Спасибо. Это приятно. Ты пронзила меня в самую эту... душу. Один раз мент - всегда мент. Но я действительно стараюсь придерживаться сухого стиля изложения - без юмора, без иронии, кстати они не очень уместны как бэ. Может когда закончу станет понятно почему стиль именно такой. А может не станет... А может не закончу. Думаю, что в следующей главе станет понятно отсутствие смешинок разного калибра.


И ещё немного слов.


И ещё немного слов.


И ещё немного букаф. Хотя пизжу, на этот раз много.


И ещё глава.

 
Ответить
#18
@28d7847f,
никого не слушай зачитался- респект good

 
Ответить
#19
(31.07.2019, 17:31)16b1a60e писал(а): @28d7847f,
никого не слушай зачитался- респект good

От души, камрад!

 
Ответить
#20
Прямо ангелы чарли получаются)))

 
Вы ведите, дороги
В край, где небо не строгое,
Там, где небо не строгое,
Может, ждут нас давно.



Ответить
#21
(31.07.2019, 17:42)fce6ec34 писал(а): Прямо ангелы чарли получаются)))

Ну, только одна. И она не ангел.


Глава одиннадцатая. Душевная.


И глава двенадцатая. Эк меня попёрло.


Тринадцатая глава.

 
Ответить
#22
[Изображение: https://i.ibb.co/R2n8ZSZ/D6ohz-DLXs-AAUXHS.jpg]

Мнеже все это еще и читать! А оно все прирастает и прирастает!


Передоз брутальности героини, она тестостероном что ли ширяется? Мужиков на лево и на право расшвыривает. Я понимаю что можно какого нибудь опойку отпинать, или чем по башке стукнуть, но в как в 8й главе? В ринге? По правилам и с профи бойцом без постановы? Да ну нафиг. Не верю.

Волкогонов не ректор, а куратор. Это две больших разницы, как говорят в Одессе.

У Тони Киприани не небоскреб, а особняк. Бойцов у него немного, но они профи, а у Мабуты огромная армия, но дилетанты.

Вообще слишком много драмы на мой вкус. И слишком много тестостерона у героини. Отдает Тарантиновщиной.

 
Вы ведите, дороги
В край, где небо не строгое,
Там, где небо не строгое,
Может, ждут нас давно.



Ответить
#23
@2c16102f, о, сердечко снова бьется?) мы скучали)

 
Ответить
#24
(01.08.2019, 22:11)8092c0d4 писал(а): @2c16102f, о, сердечко снова бьется?) мы скучали)
Во первых я вроде состояние клинической смерти не переживала тьфу тьфу, сердце как билось так и бьется, во вторых кто это вы? Которые скучали? Вы это в смысле несколько человек или в смысле мы - Вальтер 1й великий, маркграф бескрайних пустошей и барон кривоуховых топей. Ну и в третьих, в этом разделе тоже можно оффтопить?

 
Вы ведите, дороги
В край, где небо не строгое,
Там, где небо не строгое,
Может, ждут нас давно.



Ответить
#25
@2c16102f,
В ринге с парнем она только бегала от него, убил он себя сам.
Волкогонов слегка сменил должность, не думаю, что это очень страшно.
Поскольку Киприани живёт в центре, я решил построить ему небоскрёб, так прикольнее. Про бойцов... На да, я собсна и не спорю.
Драмы будет ещё больше - героине должно сопереживать. Тестостерона... блин, ну я даже не знаю. Всё идёт от воспитания и жизни - как ты говоришь: "я так делаю, потому что я такая". Героиня воспитана в опредёлённых рамках и понятиях и действует в соответствии с ними.
И оффтопить можно на принципах взаимности - я же в твоей теме оффтоплю - так почему бы тебе в моей не оффтопить?.. Блин, слишком много слова "оффтоп".
Ну и насчёт "остановитесь". Неа, я кажется вошёл во вкус. Муза чота как-то плотно стоит за спиной и толкает - "пиши, ленивое гавно!!!". А Музу игнорировать нельзя, сама понимаешь.
И спасибо за критику, когда буду отрабатывать текст для фикбука я переделаю моменты с домами, бойцами и Волкогоновым.

 
Ответить
#26
(02.08.2019, 04:07)1996aa04 писал(а): героине должно сопереживать.
Не получается. Она Чак Норрис в юбке. Вообще бой мужчины и женщины это голивудщина. Мужчина сильнее и что важно, быстрее. Все таки самцы это боевая версия человеков, женщина не кулаками свое берет, а мужчинами. Зачем женщине уметь драться? Знакомишся с каким нибудь мальчиком бойцом, и вуаля, никаких тренировок, а защита вполне полноценная, поплачешь ему в жилетку, что вот тот негодяй пристает и угрожает, и хулигану накостыляет наш защитник. У девушек другие методы противостояния с мужчинами, бодатся рогами как другие олени? Да ну нафиг) Ими надо играть как фигурками в шахматы. В моих глазах героиня просто ущербная и глупая девушка, пытается перебодать быков, а не переиграть их.
Как в игре куяш, героиня ведет себя как махровый самец, так и тут. Девушка в универе нашла бы себе парня, который как мог бы вытаскивать героиню, так и мог бы предать ее и стать врагом, а девушка в ответ бы окрутила другого.

 
Вы ведите, дороги
В край, где небо не строгое,
Там, где небо не строгое,
Может, ждут нас давно.



Ответить
#27
Вполне неплохая чернуха. Местами читается хорошо, местами плохо - есть некая шероховатость. Но! Но это же сайт определённой направленности mosking А произведении этого нет... совсем... никак и нигде. Скучно blush

 
Я вообще баба рисковая: пиздеть люблю, а бегать не умею. (С)

И пошла она по пути истинному, да не в ту сторону. (С)
Ответить
#28
@2c16102f, ну блин... Я прошу тебя ВНИМАТЕЛЬНО перечитать тот бой. Героиня попала по врагу ОДИН раз не причинив урона ВООБЩЕ!!! Он сама себя убил! И она не знала, сможет ли его одолеть, но надеялась. Вопрос с парнем для ГГ лежит в другой плоскости - семья и отношения значат для неё слишком много. Наверное стоило уделить этому моменту больше внимание.
А хуй с ним не перечитывай драку. Тебя и Деми заебёшься переубеждать. Пусть это будет условность, мой недогляд - похер. В следующей главе загоню её в гетто голышом и полностью стяну туда текст, что когда-то писал в теме "Зла"
@1cedb666, есть немножко порно. Немного не для того песня писалась. Хотел попробовать текст без лютого обилия порно, поскольку у меня труд в полтысячи страниц на три четверти готов, и там разврата с анатомическими подробностями - в каждой части. А про шероховатости разворачивайте подробнее.

 
Ответить
#29
(23.07.2019, 16:07)1996aa04 писал(а): Байкеры под руководством некоего Ворона, который по слухам зарезал своего предшественника, байкера по кличке "Врач", грязным скальпелем.
Проорался))) Бедный Хирург, только один вопрос, а Путин в курсе))) В сортире же замочит)))
(23.07.2019, 16:07)1996aa04 писал(а): Два года я не улыбалась, не смеялась, не шутила.
Тридцать лет и три года пролежал Ильюша на печи))) А потом он взял в руки булаву...

@28d7847f, ну ты блин ваааааще)))
Это не рассказ, не сценарий, не пролог,это мемуары.
ИМХО: Такая вот смесь протокольного, с пьяным повествованием под рюмашку была бы органичнее с некой такой отсылкой к прошлому из настоящего. То есть сюжетно бы дополняло Наташу нынешнюю рассказом о Наташе прошлой.

(02.08.2019, 11:34)1996aa04 писал(а): Тебя и Деми заебёшься переубеждать.

А стоит ли? biggrin Твой труд, твои правила.
Но ты вроде как сам писал:
(23.07.2019, 16:07)1996aa04 писал(а): Критика приветствуется,
Так что терпи, и отбивайся от критиков ссаными тряпками, таков удел творца biggrin

 
Все не так, как вам кажется.
Ответить
#30
@7acd62fc,
Ага, мне тоже понравилось. Изначально в качестве орудия убийства планировал пилу Джильи, но ты как-то говорил, что я тонковато шучу. Вот прогрессирую.
Таки да, это рассказ Наташки о себе. Потому и писан от первого лица.
Свёрнутый текст:
От третьего лица будет только одна сцена.
И я не буду вас переубеждать, потому как вы нелогичны, эмоциональны и непоследовательны как дети в песочнице. Творцы, одним словом. Оставайтесь такими, ибо такими я вас и люблю.
Ну зачем же отбиваться? Если критика, то я стараюсь слушать.


Ну вот, ты меня заболтал и я забыл за чем пришёл... А!!! Я ж ещё главу запилил!

 
Ответить


Переход:


Просматривают эту тему: 6fc367c, 811afb1b, 1 Гость(ей)